http://www.tald-blag.kz

Вы здесь

Священномученик Порфирий (Гулевич), Епископ Симферопольский и Крымский

Епископ Криворожский, викарий Екатеринославский (Днепропетровский) (1928–1930), епископ Зиновьевский (Кировоградский),
викарий Одесской епархии (1930–1931), епископ Симферопольский и Крымский (1931–1936), священномученик.

Выпускник Подольской Духовной семинарии (1885 г.). 22 октября 1886 г. рукоположен в сан иерея и до 1928 года священствовал в приходах Подольской епархии, был законоучителем и благочинным. С июня по август 1927 года - в тюрьме в Виннице, а затем выслан в Харьков без права выезда. В сентябре 1927 г. освобожден. 25 июня 1928 г. принял монашеский постриг и хиротонисан в епископа Криворожского. Позже возглавлял кафедры Кировоградского и Симферопольского епископатов. В октябре 1936 г. арестован. 3 января 1937 году владыка Порфирий был приговорён к 5 годам административной высылки в Казахстан. 20 ноября 1937 г. епископ Порфирий (Гулевич) был арестован Каратальским РО НКВД. Его обвинили в том, что на станции Уш-Тоб он проводил «антисоветскую пропаганду и дискредитировал Советскую власть, а также поддерживал связь с “контрреволюционными элементами” систематически получая от последних материальную помощь». 1 декабря 1937 г. епископ Порфирий (Гулевич) осужден тройкой УНКВД по статье 58-10 УК РСФСР и приговорён высшей мере наказания - к смертной казни, и 2 декабря расстрелян. Реабилитирован 27 апреля 1989 г. В августе 2000 г. причислен к числу новомученников Русской православной церкви. День памяти 19 ноября (2 декабря по н.с.).

Епископ Симферопольский и Крымский Порфирий (Поликарп Васильевич Гулевич) родился 26 февраля 1864 года в селе Токаревка Литинского уезда Подольской губернии в семье священника.

В 1885 году окончил Подольскую Духовную семинарию и 22 октября 1886 года, в день празднования Казанской иконы Божией Матери, принял священный сан.

С 1914 по 1928 год отец Поликарп был благочинным и настоятелем собора в г. Ольгополе, а также преподавал закон Божий в местной гимназии. Исполняя эти обязанности, он проявил себя как истинный пастырь стада Христова. Слова Господа о том, кто сотворит заповеди и научит тому людей, «тот великим наречется в Царстве Небесном» (Мф.5,19), запали ему в сердце, и через всю последующую жизнь проповедническая деятельность, учительство и духовное окормление вверенной ему Богом паствы прошли золотой нитью. Духовный авторитет отца Поликарпа возрастал, и слово его становилось весомым и убедительным для многих.

После революции 1917 г. и прихода к власти большевиков, отец Поликарп сумел объединить вокруг себя тех, кто болел душой за Православную веру и Отечество. Выступал против обновленческого движения и в защиту Святейшего Патриарха Тихона, отстаивая незыблемость канонов Православной Церкви. В своих проповедях он открыто обличал раскольников и среди своей паствы распространял листовки, призывающие оставаться верными Патриарху Тихону. Пользовался большим авторитетом в среде верующих и вопрос о его рукоположении в епископа рассматривался православными архиереями Украины с 1925 г. Участвовал в тайной работе по организации на Подолье групп духовенства и верующих, неподконтрольных властям.

В 1927 году умирает супруга отца Поликарпа, и он, желая всецело посвятить себя на служение Церкви, принимает монашеский постриг с именем Порфирий.

К этому времени его деятельность привлекает внимание властей. В 1927 году Харьковское ОГПУ вызывает отца Порфирия из г. Ольгополя в г. Харьков. Формальным поводом послужило попавшее в ОГПУ письмо иеромонаха Порфирия к некоему игумену Игнатию, отражающее его мнение в отношении Указа заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского), отменяющего поминовение всех епархиальных архиереев, находящихся в ссылках. «Невозможно отказаться от сосланных епископов, это все равно, что отказаться от самих себя», — писал в письме иеромонах Порфирий.
Время этой поездки оказалось для отца Порфирия благоприятным во многих отношениях. Он познакомился с церковной жизнью г. Харькова и сблизился с замечательными священниками: игуменом Варсонофием (Юрченко), священником Григорием Селецким, священником Василием Подгорным. Именно в Харькове отец Порфирий познакомился с архиепископом (впоследствии митрополитом) Харьковским и Ахтынским, экзархом Украины Константином (Дьяковым), с которым в дальнейшем находился в близком общении.

Видимо, в Харькове и было принято решение об архиерейской хиротонии иеромонаха Порфирия.

25 июня 1928 года, в день памяти преподобного Онуфрия Великого, состоялась архиерейская хиротония, которую совершили архиепископ Харьковский и Ахтынский Константин (Дьяков), епископ Елисаветградский, викарий Одесской епархии Онуфрий (Гагалюк), находившийся в ссылке в г. Харькове епископ Ялтинский Павел (Кратиров). Новопосвященный владыка Порфирий был назначен епископом Криворожским, викарием Екатеринославский (Днепропетровской) епархии.

Слева направо: епископы Павел (Кратиров), Константин (Дьяков), Борис (Шипулин), Евгений (Зернов), Онуфрий (Гагалюк), Дамаскин (Цедрик), Антоний (Панкеев). Харьков 1927 год

С первых же дней своего архиерейского служения епископ Порфирий снискал уважение и любовь среди духовенства и мирян, вверенных его святительскому окормлению. Несмотря на возраст (владыке было уже 64 года), он сохранял удивительную работоспособность: совершал частые богослужения, на которых неизменно произносил проповеди, нес административные труды и посещал приходы епархии.
Сохранился документ, в котором владыка обращается в местные органы власти за разрешением на посещение одного из приходов:

1928 г., сентября 19. – Заявление епископа Криворожскогокого Порфирия Гулевича в Запорожское окружное отделение ДПУ о разрешении на посещение с. Гуляйполе с целью духовного служення
В Государственное Политическое Управление
при Запорожском окрисполкоме
Епископа Порфирия (Гулевича)

Заявление
Определением Экзарха Украины Митрополита Михаила я назначен Епископом Криворожским с назначением мне места жительства в Днепропетровске и с поручением духовного окормления всей Днепропетровской Епархии. В состав Днепропетровской Епархии входят округа: 1) Днепропетровский, 2) Запорожский, 3) Криворожский и Артемовский. Таким образом, я являюсь духовным руководителем – Епископом православных церквей и Запорожского округа. Имея надобность посетить по церковным делам с. Гуляйполе и прослужить там с 26-го числа сентября (вечером) по 30-е утром, прошу ГПУ Запорожья дать мне на это соответствующее разрешение.
Епископ Порфирий Гулевич
ДАЗО. Ф.Р–316. Оп.3. Спр.171. Арк.121.
Оригинал. Рукопись

5 сентября (18 сентября по н.с.) 1930 года церковное Священноначалие назначает его викарием Одесской епархии с переводом на Зиновьевскую (Кировоградскую) кафедру, которую до него занимал архиепископ Онуфрий (Гагалюк). И там владыку Порфирия запомнили смиренномудрым архиереем, неутомимым борцом с раскольниками и обновленцами.

11 августа 1931 года, после ареста архиепископа Крымского Арсения (Смоленца), владыка Порфирий был переведен на Крымскую кафедру, где оставался вплоть до своего ареста.

Архиепископ Арсений (Смоленец)
Предшественник Порфирия на Крымской кафедре

Православные древней Тавриды приняли с любовью нового архипастыря, и он, отвечая на любовь любовью, отеческим вниманием и заботой, молитвой и добрыми делами объединял свою паству. Он много выступал, служил в различных храмах епархии. Один из первых, кто открыто, не боясь властей, говорил о голоде, охватившем тогда южные области России и Украины, включая и Крым. Частые проповеди, разъясняющие гибельность пути, на который встали безбожники и обновленцы, тесное общение с простым народом, регулярные богослужения в разных храмах полуострова, личное обаяние и кротость — все это снискало владыке любовь православных Крымской епархии. Многим он становится духовным отцом.

В 1931-1932 годах епископ Порфирий оказывает посильную помощь находящемуся в то время в ссылке в Крыму своему собрату епископу Клинскому Гавриилу (Красновскому). Он устраивает его вначале в Топловском монастыре, а потом в Бахчисарае.

Епископ Гавриил был болен туберкулезом и находился в очень стесненном материальном положении. Владыка Порфирий помогал ему материально и поддерживал с ним связь через священника Николая Бычкова.

В Крыму владыка оказывал всевозможную поддержку священникам, верным Патриаршей Церкви: протоиерею Николаю Казанскому, протоиерею Николаю Мезенцеву, игумену Макарию. Священнику Иоанну Волкову владыка поручает формировать монашеские общины.
Борьба с обновленцами принесла владыке много нравственных страданий и внешних лишений, но через это он стяжал чрезвычайное смирение, кротость, любовь ко всем окружающим. Он всегда находился в духовно-возвышенном настроении и отличался особой проницательностью.

В 1932 году во Всехсвятскую церковь Симферополя на работу устроился староста Николай Тайнов, секретный сотрудник НКВД, который доносил властям на священнослужителей и прихожан. До нас дошла одна из его характеристик владыки: «…епископ Гулевич является активным церковным реакционером, стремящимся всяческими путями укрепить Церковь Тихоновской ориентации и защитить Православную Церковь от дальнейшего разгрома. Обновленческое духовенство Гулевич называет не иначе, как «антихристами, продавшимися властям…»

В 1933 году епископа Порфирия и его ближайшего помощника отца Николая (Казанский) арестовали. Поводом к аресту послужило то, что владыка и его помощник неоднократно открыто разъясняли своей пастве о существенных разногласиях, существующих между последователями Патриарха Тихона и раскольниками-обновленцами. Обновленцы, в свою очередь, отвечали на обличение угрозами. Так, обновленческий митрополит Иерофей (Померанцев) с церковной кафедры заявил, что он арестует епископа Порфирия, а раскольнический священник Попов, угрожая с амвона законному архиерею, обещался его проучить. Не обращая внимания на угрозы, владыка публично говорил православному народу о сотрудничестве обновленцев с покровительствующими им властями. Как пример, он указывает на незаконные действия бывшего ответственного секретаря культкомитета при КрымЦИКе Голубченко, покрывавшего обновленцев и притеснявшего духовенство Тихоновской ориентации, всячески ограничивая их действия, даже согласные во всем с буквой закона. Переживая эти события, епископ Порфирий составил и распространил по приходам своей епархии письмо, в котором указывал на несоответствие между законом и тем, как он соблюдается. Но епископ Порфирий призывал верующих претерпевать до конца все унижения и притеснения, невзирая на очевидные всем беззакония.
Все это дало повод обвинить владыку в контрреволюционной деятельности, которую он «…прикрывал церковной борьбой с обновленцами, говорил прихожанам, что власть преследует тихоновцев и поощряет обновленцев, которые в угоду власти ведут раскольническую работу».

Но в тюрьме владыку Порфирия продержали недолго, через два месяца он был отпущен. Был отпущен и отец Николай. Однако гонения не прекратились. На Епархиальное управление был возложен огромный налог, не соответствующий никаким доходам. Владыка обратился по этому вопросу в Наркомфин и налог уменьшили. Но в то же время был несоразмерно увеличен налог по культсбору. Владыка обратился за советом к бывшему присяжному поверенному Анатолию Корди. Начав обсуждать финансовую проблему, они сошлись во мнении, что политика властей принципиально и по всем параметрам направлена на уничтожение религии в целом. Но все же владыка написал о налоговом несоответствии в Москву, в результате чего его просьба была удовлетворена. Некоторое время Анатолий Корди еще консультировал архиерея по всем юридическим вопросам, давая ценные и своевременные советы, но вскоре его арестовали. На допросах он держался мужественно, виновным себя в предъявленном ему обвинении в контрреволюционной деятельности не признал и был расстрелян.

Владыка служил в Симферопольском Преображенском соборе в окружении единомышленников: протоиерея Николая Казанского, протоиерея Димитрия Полежаева, игумена Макария (Гонцы). На службу епископ Порфирий ходил всегда пешком. Служил владыка вдохновенно. По свидетельству очевидцев, с епископом Порфирием было легко молиться, все постороннее отступало, его молитвенное настроение и горение духа передавалось молящимся, возлюбленным его чадам, за которых архипастырь возносил горячие молитвы у святого Престола.

Свято-Троицкий Кафедральный собор. В 1935-1936 годах здесь служил преосвященный Порфирий (Гулевич), епископ Симферопольский и Крымский (1864-1937).

Но владыка постоянно находился под пристальным вниманием властей. Как предупреждение архиерею, арестовывают его ближайшего помощника и сомолитвенника игумена Макария, сказавшего на проповеди: «…стойте за веру и Святую Церковь, не бойтесь гонений, боритесь до последней капли крови». Но и это не устрашает епископа Порфирия, он с прежней ревностью и бесстрашием, обращаясь к народу, говорил: «Советская власть притесняет религию, арестовывает духовенство, доходя до беззакония, однако все это к лучшему и временно…» Открыто с кафедры владыка призывал православных молиться о «сосланных и заключенных, невинно томящихся в изгнании архиереях, священстве, монашествующих и мирянах».

На одной из проповедей, произнесенной в мае 1932 года в защиту православного народа и в обличение антинародных деяний коммунистов, он сказал: «У нас в стране голод, … на Украине народ голодает. Я и сам голодаю. Власть довела страну до голода и нищеты, народ ничем не снабжают, благодаря этому развивается спекуляция, за которую власти опять же карают».

Владыка с любовью принимает в свою епархию священников, возвращающихся из ссылок и тюрем. Когда приехал священник Димитрий Чайкин и сектор религиозных культов долго его не регистрировал, владыка предоставил ему свой дом и содержал его за свой счет. И это не единственный случай, когда владыка принимал участие в судьбе своего клира.

К этому времени относятся воспоминания о владыке, каким его запомнил очевидец. Он был высокого роста, с длинной седой бородой и седыми ниспадающими на плечи волосами. Нос был крупный, с горбинкой. Над глубоко посаженными глазами — густые поседевшие брови. Впавшие щеки ясно очерчивали скулы. Тонкие губы выражали волю, собранность и решительность. Все движения были неспешны, выверены и по-архиерейски величавы. Голос густой, исходивший как бы из сердечной глубины. В нем чувствовалась внутренняя сила духа. Со всеми, кто к нему приходил, епископ Порфирий был ласков и приветлив. К немощным и заблуждающимся был снисходителен. Владыка отличался большой работоспособностью, его никто не видел уставшим.

Злоба и человеческая нетерпимость железным кольцом смыкались вокруг служителя Христова.

9 октября 1936 года владыку вновь арестовывают вместе с десятью священнослужителями, среди которых и отец Николай (протоиерей Николай Федорович Казанский, +1942).

На допросах епископ Порфирий держался просто и твердо. На провокационные вопросы следователя отвечал безбоязненно, не роняя архиерейского достоинства.

Архипастыря обвиняли в том, что он благословлял священство молиться за уже осужденных и тем самым демонстрировал их невиновность. Владыка этого не отрицал:

«Ко мне обращались некоторые верующие с просьбой помолиться за осужденных, находящихся в тюрьме, во время произношения ектений, и я действительно такие слова говорил».

Владыку обвиняют в поощрении «нелегальной деятельности некоторых монашеских подпольных организаций», в «проявлении излишней ревности в борьбе с обновленцами» и во многом другом. С ним было арестовано еще десять священников и монахов. В течение четырех месяцев владыка находился в симферопольской тюрьме.

3 января 1937 года епископ Порфирий был приговорен к пяти годам административной высылки в Казахстан ("Дело епископа Порфирия (Гулевича), г. Симферополь, 1937г.").

Прибыв в г. Алма-Ату, где находился пересыльный пункт НКВД, епископ Порфирий написал письмо митрополиту Сергию (Страгородскому) о своем новом положении и познакомился с архиепископом Алма-Атинским Тихоном (Шараповым).

В феврале 1937 года НКВД направило владыку Порфирия на станцию Уш-Тобе Каратальского района Алма-Атинской обл. (ныне Алматинская область, Казахстан). Там уже проживал сосланный в 1935 году епископ Екатеринославский Макарий (Кармазин) со своею двоюродной сестрой Раисой Ржевской и священником Королевым.

Родственники и близкие помогли владыке Макарию купить домик по улице Деповской, 20.

Молитвенник и подвижник, верный Патриаршей Церкви, владыка Порфирий с радостью был принят епископом Макарием и по его настоянию остался жить у него в доме. Взгляд на происходящее, пройденный путь архипастырского служения, любовь к молитве и аскетической жизни сроднили двух святителей. В единомыслии и единочувствии родилась возвышенная дружба двух замечательных архиереев. Вскоре, 2 октября 1937 года, приехала племянница епископа Порфирия Анна Петровна Михо со своим сыном. Она привезла из Крыма письма и посылки для него от паствы.
Надо сказать, что крымские общины Симферополя, Ялты и Керчи не оставляли своего архипастыря без помощи, и при всяком удобном случае отправляли посылки со всем необходимым. Это был единственный источник существования для владыки.

Епископы жили очень замкнуто, мало общаясь со внешним миром, пребывая в постоянной молитве и богомыслии. Иногда тайно на дому совершали божественную Литургию.

20 ноября 1937 года лейтенант НКВД Зенин выписал ордер на арест епископа Макария. В тот же день был арестован и епископ Порфирий, а через два дня — Раиса Александровна и племянница епископа Порфирия Анна Петровна Михо. Содержались они в Алма-Атинской городской тюрьме.

Их обвиняли в том, что на станции Уш-Тобе они «…проводили антисоветскую пропаганду и дискредитировали Советскую власть, а также поддерживали связь с контрреволюционными элементами, систематически получая от последних материальную помощь».
На допросе епископ Порфирий виновным себя не признал, на требование следствия — рассказать о своей контрреволюционной деятельности, ответил: «Я контрреволюционной агитации никогда не проводил, сталинской конституции не дискредитировал, антисоциального элемента вокруг себя не группировал. Имел связи с Симферопольской, Ялтинской, Керченской общинами, от которых получал помощь. С 1928 года по день высылки в Казахстан являлся служителем культа. Проживал и совершал религиозные обряды в г. г. Днепропетровске, Одессе, Симферополе, откуда был выслан в Казахстан. Судим никогда не был, за исключением арестов».

24 ноября 1937 года, после единственного допроса было сооружено обвинительное заключение против епископа Макария, епископа Порфирия, Р.А.Ржевской и А.П. Михо со все тем же стандартным перечнем преступлений против советской власти. Обвинительное заключение 1 декабря 1937 года утвердил начальник УНКВД по Алма-Атинской области капитан госбезопасности Броун. И в тот же день состоялся суд. Несмотря на то, что обвинения не подтвердились и обвиняемые не признали своей вины; епископ Порфирий (Гулевич), епископ Макарий (Кармазин), Раиса Александровна Ржевская постановлением тройки УНКВД АлмаАтинской области были приговорены к смертной казни. Анна Петровна Михо к 10 годам исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ).

2 декабря 1937 года епископ Порфирий (Гулевич) и Раиса Александровна Ржевская были расстреляны. На следующий день, 3 декабря 1937 года, был казнен владыка Макарий (Кармазин).
Место погребения расстрелянных неизвестно.

Заключением прокуратуры Талды-Курганской области от 27 апреля 1989 года епископ Порфирий (Гулевич) был реабилитирован.

Определением Священного Синода Украинской Православной Церкви в 1997 г. священномученик Порфирий (Гулевич) причислен к лику местночтимых крымских святых. В августе 2000 г. на Юбилейном Архиерейском соборе Русской Православной церкви причислен к числу новомученников Русской православной церкви.

Примечания:

Корди Анатолий Павлович
1881 г. р., м. р. г. Керчь, русский, из дворян, б/п, не женат, обр. высшее, место жит. до ареста г. Симферополь, без определенных занятий, арест. 11.10.1937 г. НКВД Крыма, ст. 5810 УК РСФСР: проводил контрреволюционно-троцкистскую пропаганду, осужден 01.11.1937 г. Тройкой НКВД Крыма к расстрелу с конфискацией имущества, расстрелян 10.11.1937 г., реабилитир. 29.06.1989 г. Прокуратурой Крымской обл., ГААРК, ф. р-4808, оп. 1, д. 014931. (Книга памяти Автономной Республики Крым)

Священник Николай (Казанский) с женой

Казанский Николай Федорович (1874-1942). Священномученик Николай Федорович Казанский служил в Александро-Невском соборе г. Симферополе. Отец Николай в своих проповедях обличал новую власть в беззакониях, выступал против раскольников и обновленцев. Отца Николая неоднократно арестовывали. После уничтожения Александра-Невского собора протоиерей Николай Казанский служил во Всехсвятской кладбищенской церкви. В октябре 1936 года был снова арестован. На допросах отец Николай держался уверенно и твердо. 3 января 1937 года арестованным объявили приговор: отца Николая сослали в Красноярский край на поселение в деревню Новоселово. Но уже в ноябре 1937 года его арестовали вновь и осудили на десять лет все по тем же обвинениям: враг советской власти. Здоровье отца Николая пошатнулось, и его поселили в колонию для инвалидов. Больной, измученный нелегкой жизнью, отец Николай почил в Усть-Вытлаге в 1942 году.

Архиепископ Алма-Атинский Тихон (Шарапов)

Епископ Тихон (Шарапов Константин Иванович) (1886 - 1937). Родился 7/19 апреля в г. Тула. В 1902 г. в возрасте шестнадцати с половиной лет поступил послушником в Белевскую Введенскую Макариевскую пустынь Тульской епархии. В 1904 г. был пострижен в рясофор с именем Тихон. С 1911 г. в Почаевской лавре. В 1911 г. был пострижен в мантию. Иеродиакон (1911). Иеромонах (1912). В годы первой мировой войны был полковым священником. Организовал в полку братство Христа Спасителя. Редактор и издатель журнала "Православие" (1918). В 1919 г. был арестован петлюровцами и находился в заключении несколько месяцев. После выхода из заключения остался на территории Польши. Архимандрит (1922). Настоятель Свято-Успенского Жировицкого монастыря (1922). Одновременно был благочинным монастырей Гродненской епархии и благочинным Бытенского округа Член Варшавского церковного совета. Противник полонизации и автокефалии Православной Церкви в Польше. Осенью 1924 г. был выслан из Польши и временно поселился в Берлине у протоиерея Григория Прозорова. В начале 1925 г. возвратился в Россию. Епископ Гомельский, викарий Могилевской епархии (1925). Неоднократно пребывал в заключении. Епископ Алма-Атинский (1936). В 1937 г. был арестован и осужден на 10 лет без права переписки (что обозначает расстрел). Расстрелян 10 ноября.

Епископ Макарий (Кармазин)

Епископ Макарий (Кармазин Григорий Яковлевич). Священномученик. Родился 1 октября 1875 года в местечке Меджибаж Винницкого уезда Подольской губернии в семье землемера. По окончании Подольской духовной семинарии 23 августа 1893 года Кармазин был рукоположен во иерея к церкви села Витковец Каменецкого уезда Подольской губернии, где прослужил семь лет, и 21 апреля 1900 года был переведен в село Бандышевку Ямпольского уезда той же губернии. В 1902 году о. Григорий Кармазин стал военным священником 8-го запасного кавалерийского полка. С 4 мая 1912 года он числился военным священником 152-го пехотного Владикавказского полка. Во время Первой мировой войны, 2 марта 1915 года, о. Григорий был контужен, через несколько месяцев (21 июля) был вторично контужен и ранен, в связи с чем эвакуирован в госпиталь. По излечении 8 сентября того же года он вернулся в полк. За пастырские труды и личное мужество о. Григорий Кармазин был возведен в сан протоиерея и получил назначение в 729-й пехотный Новоуфимский полк. В качестве военного священника он служил в Брест-Литовске, Галиции, Риге и других местах.

С 1918 по 1922 год о. Григорий служил священником на разных приходах Киевской епархии. В 1922 году, приняв монашество с именем Макарий, был хиротонисан во епископа Уманского, викария Киевской епархии Экзархом Украины митрополитом Михаилом (Ермаковым). В 1925 году владыка Макарий был назначен епископом Екатеринославским и Новомосковским, а в декабре того же года снова арестован и после десятимесячного заключения выслан в Харьков, где пробыл по март 1927 года без права выезда.

В 1927 году владыку Макария арестовали и отправили в ссылку в Горно-Шорский район Томской области. По окончании срока епископ с 1933 года проживал в Костроме, позже служил в селе Селище Ивановской области. Осенью 1934 года повторный арест. В постановлении говорилось, что «Кармазин материалами предварительного следствия достаточно изобличается в контрреволюционной агитации и пропаганде, направленной против Советской власти, в связях с контрреволюционной ссылкой (то есть в отношениях с сосланными иерархами и священнослужителями), в устройстве антисоветских сборищ, то есть в преступлении, предусмотренном ст. 58 п. 10 УК. Полгода епископ Макарий находился в тюрьме, пока 17 марта 1935 года Особое Совещание при НКВД не осудило его к ссылке в Казахстан сроком на пять лет. Вскоре владыка Макарий оказался в Казахстане, в Каратальском районе на станции Уш-Тоб. Благодаря обширным связям и регулярной помощи, которую оказывали архиерею священники и церковные общины, владыка смог купить небольшой дом по улице Днепровской, в котором и поселился с Р.А.Ржевской и ссыльным священником Королевым (у владыки Макария был сын, работавший на одном из заводов Ташкента). Через некоторое время на станцию Уш-Тоб прибыл высланный из Симферополя епископ Порфирий (Гулевич).

20 ноября 1937 года епископы Макарий и Порфирий были арестованы и заключены в Алма-Атинскую городскую тюрьму.

1 декабря 1937 Епископ Макарий (Кармазин), епископ Порфирий (Гулевич) и двоюродная сестра Макария - Раиса Александровна Ржевская были приговорены к расстрелу.

3 декабря 1937 года владыка Макарий (Кармазин) был казнен.

Михо Анна Петровна - племянница епископа Порфирия (Гулевича). Родилась в 1897 г., Крымская АССР, Старокрымский р-н, Кишлово.; из болгар; образование среднее; Проживала: Алма-Атинская обл., Каратальский р-н, Уштобе (Прибыла 2 октября 1937 г. вместе с сыном в казахстанскую ссылку Порфирия в качестве помощницы).
Арестована 22 ноября 1937 г. Каратальское РО НКВД
Приговорена: Тройка УНКВД 1 декабря 1937 г., обв.: 58-10 УК РСФСР. Приговор: 10 лет ИТЛ. Реабилитирована 27 апреля 1989 г. Талды-Курганская облпрокуратура УКАЗ ПВС СССР ОТ 16.01.1989 г. Источник: Сведения ДКНБ РК по АлмаАтинской обл.

Гулевич Иван Поликарпович - сын епископа Порфирия, 1889 г. рождения, выпускник Каменец-Подольской духовной семинарии (1909). В 1909 г. служил на железнодорожной станции Жмеринка Юго-Западной железной дороги. В 1912 г. перемещен в с. Устье Ольгинского уезда (ныне Винницкой области Украины). В 1915 г. служил священником в действующей армии. С 1919 по 1925 гг. служил в с. Ольгинка Одесской области; с 1925 г. перешел на гражаднскую работу. В период временной оккупации (в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.) служил священником на хуторе Насонтове Ростовской области. В марте 1950 г. протоиерей Иван Гулевич стал настоятелем молитвенного дома прихода станицы Староджерелиевской Краснодарского края, и прослужил там до весны 1955 г.

Икона новых святых Российских мучеников и исповедников, пострадавших за Христа в ХХ веке. Левая сторона, второй ряд сверху, крайний слева - Порфирий (Гулевич)