http://www.tald-blag.kz

Вы здесь

Почему так трудно помогать людям?

Недалеко от входа в наше здание лежала собака. Обычная псина породы «дворняжка» довольно внушительных размеров. Лежала себе вполне спокойно в теньке, спасаясь от жары, как вдруг неожиданно с лаем набросилась на проходящую мимо женщину. Охранник, дежуривший у входа, решил прийти на помощь и стал отгонять дворнягу.

— А-а! Так это ваша собака? — истерично вскрикнула женщина и, вылив на своего спасителя ушат оскорблений, с гордым видом удалилась.

— Вот и помогай после этого людям! — грустно вздохнул охранник.

Я тоже в последнее время часто задаю себе этот вопрос: почему так трудно помогать людям? Особенно после истории, которая произошла недавно. С Аллой (имена изменены) мы познакомились два года назад. Она пришла к нам в редакцию, рассказала о своем несчастье: ее старшая дочь Катя больна раком крови. Принесла выписки, заключение врачей. Сказала, что им необходимо собрать средства на лечение в Москве: якобы в областном министерстве здравоохранения дается только одна квота в год на бесплатное лечение, и свою квоту они уже использовали. Ситуация осложнялась тем, что женщина в одиночку воспитывала двух дочерей: муж, по ее словам, семью оставил и алименты не платил — жили на мизерную зарплату Аллы и пенсию ее мамы. Тогда удалось собрать для девочки хорошие вещи, а также подыскать Алле более высоко оплачиваемую работу. Вещи она без особого воодушевления взяла, а вот от работы неожиданно отказалась. Объяснила, что ей нужно постоянно находиться при дочери и самой лучшей помощью для нее будет материальная.

Деньги нашлись — волонтеры нескольких московских благотворительных фондов объединили усилия, чтобы помочь больной девочке. Катю отправили на обследование в лучшую в России детскую больницу, там она прошла полное обследование, курс химиотерапии и даже вроде бы пошла на поправку. Волонтеры какое-то время продолжали высылать Алле деньги и посылки с фруктами для Кати, но женщина пропала. Не отвечала на звонки, так что было неизвестно, получает ли она что-либо. Через год она объявилась снова. Сказала, что на днях похоронила маму, а дочке с каждым днем становится хуже. Местные врачи якобы от них отказались, и Катю надо везти в Москву. Только вот денег на поездку нет (ехать, по словам Аллы, нужно было только в СВ). Волонтеры, к счастью, опять откликнулись и собрали нужную сумму. Получив свое, Алла снова исчезла. А еще спустя год позвонила Татьяна из Москвы — та самая, что помогала Кате во время ее приездов в столицу. Она успела подружиться с девочкой, и была очень рада, когда врачи сказали, что болезнь перешла в стадию ремиссии. Это давало надежду на выздоровление. Поэтому как гром среди ясного неба для нее раздался звонок Аллы: она просила прислать деньги на похороны дочери. Сквозь слезы женщина объяснила, что Катя умирала очень мучительно, а на протяжении нескольких последних дней находилась в коме. И что теперь Алла не может забрать тело дочери из морга — нужно заплатить какую-то астрономическую сумму за пребывание его в холодильной камере. Татьяна выслала мне новый номер телефона Аллы и спросила, не можем ли мы помочь ей, пока она соберет деньги в Москве, иначе сотрудники морга грозятся похоронить девочку в общей могиле.

На этот раз Алла отозвалась. Я предложила ей обратиться в Православное похоронное бюро, где бы наверняка согласились помочь несчастной женщине. Но Алла сказала, что уже заключила договор с другим похоронным агент­ством и ей нужны только деньги — 32 тысячи. На вопрос, почему так много и не хочет ли она разорвать договор, Алла ответила, что месяц назад похоронила маму и ее устраивают услуги, которые оказывает это агентство.

История про повторные похороны мамы меня несколько насторожила. Но я решила, что Алла настолько потрясена смертью дочери, что просто потерялась во времени. Деньги опять удалось найти — снова на помощь пришли волонтеры из Москвы, перечислив ей деньги на карточку. Небольшую сумму собрали и мы в редакции, только вот встретиться с Аллой никак не получалось. Я хотела приехать на отпевание, но Алла не смогла вспомнить ни название храма, ни точное время. Только потом прислала сообщение, что отпевание состоялось и что похоронила дочку в одной могиле с мамой.

Казалось бы, на этом можно было успокоиться. Но что-то не давало мне покоя. Наша встреча постоянно откладывалась. Мне удалось дозвониться до нее: я хотела уточнить, когда будет 40-й день, чтобы помянуть Катю в храме,— но и на этот вопрос Алла затруднилась ответить.

Я поделилась своими сомнениями с подругой-врачом. Та, уточнив данные ребенка (фамилия очень необычная и потому редкая), позвонила своим знакомым и выяснила, что девочка состоит на учете у гематолога и в списках умерших не значится.

Буквально на следующий день моя подруга сообщила мне, что Алла с Катей приходили на прием к своему лечащему врачу и что тот в очередной раз подтвердил ремиссию. А «умершая» бабушка тем временем устроила скандал в мин­здраве — выздоровевшей внучке отказались предоставить квоту на поездку в Москву, предложив пройти аналогичное обследование на месте.

Трудно описать чувства, которые пережили мы всей редакцией. С одной стороны, мы были рады, что девочка жива. А с другой, было жутко от того, что ради денег человек готов «похоронить» свою мать и своего ребенка.

Я позвонила Алле и рассказала, что все знаю. Женщина попыталась оправдаться тем, что по-другому ей бы не удалось собрать деньги на лечение дочери. Когда же я ответила, что никакого лечения не требуется — девочка, слава Богу, здорова, Алла пообещала вернуть деньги. Стоит ли говорить о том, что она возвращает их по сей день?

И все же почему так трудно помогать людям? Казалось бы, все просто. Нам дана заповедь: «Возлюби ближнего, как самого себя», исполняя которую, мы можем обрести спасение и наследовать жизнь вечную. Причем нашим ближним является не только тот, кто приходится нам родственником, живет или работает вмес­те с нами, но, как мы узнаем из евангельской притчи о добром Самарянине, любой человек, встретившийся на нашем пути, который ждет от нас помощи. А в жизни, даже если и удается «оказать милость», не всегда получается возлюбить этого самого ближнего…

Священник Петр Богданов, настоятель храма во имя святой мученицы Софии города Саратова:

— Помогая ближним, мы должны помнить слова Господа: Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф. 25, 34–40).

Помогая, мы делаем это не ради людей, и не ради себя, а ради Христа. И то, что Господь позволяет нам это делать, является Его величайшей к нам милостью, чтобы наши сердца размягчались от жестокости, которой очень много в окружающем мире. Только так мы можем приблизиться ко Христу, уподобиться Ему в любви, а поскольку любовь проявляется в делах, наша задача — научиться любить.

Мы не должны никого осуждать, даже если нас обманули. Поскольку Подателем всех благ является Господь, то все в нашей жизни происходит по Его воле, и нам надо отдать суд в руки Божии. Он Сам рассудит — милосердно и справедливо,— как вразумить обманувшего нас. И это будет единственно правильное рассуждение, поскольку мы не знаем всех обстоятельств жизни этого человека, не знаем, что толк­нуло его на обман. Поэтому мы должны помогать всем, кто попросит у нас помощи. И доверять людям. Если не будем верить, станем сомневаться и осуждать — зачерствеем окончательно.

Ольга Новикова