Выше — правда Христова

15.11.2016

Мы с детства живем в послушании у родителей, затем взрослеем, и вот наконец-то приходит благодатное время, когда мы получаем право самостоятельно принимать решения и строить свою жизнь. Однако христианство, казалось бы, ограничивает эту нашу свободу, так как призывает к стяжанию добродетели послушания… Кому и чему необходимо быть послушным? В каких ситуациях христианин может проявить непослушание? Как послушанию научиться? Размышляет игумен Нектарий (Морозов).

Навык и предрасположенность

Христианская добродетель послушания, пожалуй, является одной из главнейших. Только нужно верно ее понимать.

Человек — существо, сотворенное Богом для пребывания в состоянии богообщения. Для того чтобы находиться в таком состоянии единения с Богом, необходимо пребывать в послушании Ему. Говоря примитивно — слушать, что Господь хочет сказать тебе, и стараться в своей жизни это исполнить. То есть послушание — это прежде всего состояние сердца, когда человек внутренне скорее склонен к тому, чтобы послушаться и исполнить, нежели к тому, чтобы взбунтоваться и противиться. Это не так просто, и этому нужно по-настоящему учиться.

Как же можно услышать, что говорит тебе Господь, ведь мы далеко не всегда обладаем столь совершенным духовным слухом? Однако есть Евангелие, которое доносит до нас волю Божию и через которое мы практически в каждой жизненной ситуации должны волю Божию искать. Но и для этого нам иногда не хватает ни опыта, ни чуткости. Поэтому нужно учиться послушанию в общении с людьми. Церковный человек должен быть послушен духовнику, жена — мужу, дети — родителям. Но ни в коем случае послушание не является какой-то печатью на всей жизни человека: «Во что бы то ни стало твори послушание», а иначе — обязательно согрешаешь.

Опыт христианской жизни постепенно учит человека отличать послушание Богу через послушание человеку от человекоугодия, которое Богу будет противно. И тут очень важно намерение. Если человек стремится угодить Господу, стремится к смирению, то он, скорее всего, будет ошибаться гораздо меньше. А если такого намерения нет, то иногда он будет по малодушию человекоугодием грешить, а иногда, наоборот, по дерзости — бороться с людьми, которые до него волю Божию пытаются донести и через которых воля Божия в его жизни реализуется. Поэтому помимо внутренней готовности послушания надо иметь рассуждение и здравый смысл.

В жизни святых мы видим примеры того, как они проявляли послушание даже по отношению к людям беззаконным и грешным, но лишь тогда, когда это не касалось измены Богу. Безусловно, бывают ситуации, в которых нас понуждают к чему-то, что явным образом Евангелию противно. И совершенно разумно здесь проявить твердость и непослушание. Но если мы при этом имеем добродетель послушания (то есть то самое внутреннее устроение скорее послушаться), то наше сопротивление тому, что не угодно Богу, будет носить характер мирный и не приведет к вражде.

И легче всего учиться этому в детстве, хотя и во взрослой жизни бывают обстоятельства, заставляющие приобретать нужные навыки очень быстро. Например, любовь. Когда настоящая любовь входит в жизнь человека, то благодаря ей он учится очень многим вещам: по-другому говорить, по-другому действовать, и что самое главное, в его жизнь входит добродетель послушания. Почему я об этом говорю? Потому что, если в нас появляется любовь к Богу, то вместе с ней обязательно приходит и послушание Ему, потому что любовь настолько человека к Богу влечет, что он воспринимает каждое препятствие на своем пути как какую-то боль. А непослушание и становится этим препятствием: ты не слушаешься — и отходит благодать, и душа остается пустой. И тогда ты начинаешь с этим препятствием бороться в себе и к послушанию приходишь.

Когда непослушание — благо?

Конечно, бывает так, что родители учат ребенка чему-то, что воле Божией противно. В наше время огромное число семей не только неверующих, но и живущих совершенно худой жизнью. Реальный пример: женщина вдруг заявляет своей престарелой маме, которая приглядывала за ребенком до школы, а потом оказалась не нужна: «Из дома не гоню, но кормить тебя больше не буду». И ребенок начинает таскать из холодильника продукты и класть их бабушке под подушку, чтобы она с голоду не умерла. Это получается непослушание маме, но оно же однозначно богоугодно! Этот ребенок, может быть, о Боге еще ничего не знает и не думает, но поступает по естественному человеческому состраданию вопреки злой и жестокой воле.

То есть действительно бывают ситуации, когда ребенок может и даже должен по совести проявлять непослушание просто потому, что настолько несовершенными оказываются родители. Сколько сейчас примеров можно найти в новостных лентах, когда люди умудряются своего ребенка уморить до смерти. Послушно отдаваться на их истязания? Конечно, нет. Поэтому ненормальные взаимоотношения в обществе и в семьях, ненормальное время как таковое вносит очень многие коррективы и делает добродетель послушания в некоторых случаях просто невозможной.

Бывают ситуации менее трагические, но тоже сложные, когда ребенок невоцерковленных родителей ходит в храм, в воскресную школу, получает какие-то знания о Боге, о том, что значит быть христианином, и, естественно, сталкивается с болезненными несоответствиями, потому что родители живут по другим принципам или вообще выступают резко против воцерковления. Как тут быть с послушанием?

Если такой ребенок уже ходит на исповедь, то священнику нужны и деликатность, и мудрость, чтобы помочь этому ребенку любить своих родителей. И в то же время он должен постараться ему показать ту заветную грань: где нужно слушаться родителей, а где нужно больше слушаться Бога, но не вступать никоим образом во вражду с папой и мамой.

Взросление или дух противоречия?

Постепенно человек взрослеет и начинает чувствовать в себе свободу и право принимать какие-то решения самостоятельно, не всегда соглашаясь с родительской волей. Как разобраться и ему, и его родителям, где здоровое взросление личности, а где дух противоречия?

Не верно ориентировать своего ребенка на то, что он всю жизнь обязан поступать исключительно по вашей указке. Наоборот, необходимо научить его жить самостоятельно впоследствии и принимать решения, дав ему для этого всю необходимую основу. И когда родители поступают так, тогда ребенок не чувствует себя несвободным… Вообще, послушание не является синонимом несвободы. Когда ребенок понимает, что предложенное взрослыми — это не просто какая-то диктатура родительской власти, а здравый смысл, добро, красота, он просто следует всему этому как неким образцам и идеалам жизни. Ребенок понимает, что на него не давят, а просто постоянно взывают к голосу его разума и совести, и он начинает в этом постепенно ориентироваться. И не происходит подросткового бунта, который обязательно случается в семьях, где ребенку говорят, что он должен делать, не объясняя, почему. Если же этот бунт начинается, нужно не бороться со своим ребенком, не винить его, а попытаться с ним говорить на равных, признать перед ним свои ошибки. Зачастую примирению мешает как раз отсутствие признания ошибки, а дети порой очень хотят, чтобы родители у них попросили за что-то прощения. И когда у родителей хватает на это сил и духа, многое упрощается.

А юноше или девушке необходимо учиться проявлять твердость — опять-таки без войн, без конфликтов — достойную твердость христианина, чтобы дать понять родителям: вот это для меня важно. Потому что, как правило, те, кто не дает своим детям, например, ходить в храм или по силам поститься, точно так же потом не дадут ему вступить в брак с тем человеком, которого он полюбит, избрать для себя ту профессию, которую он захочет, и так далее. Но всякий раз, не слушаясь и не соглашаясь с родителями, их все равно надо любить. Ведь эта любовь в первую очередь необходима самому ребенку, любовь вообще — это потребность не тех, кого мы любим, а наша собственная. Поэтому любить нужно, в том числе, и вопреки, не переживая, что при этом мы что-то теряем, наоборот — приобретаем.

То же самое относится и к уже повзрослевшим детям. Порой родители требуют поступить так, как они считают нужным, и тут необходимо понимать причину. Возможно, это результат сильных переживаний, а не желание навязать свою волю — то есть просто любовь, которая таким образом проявляется, не удерживаясь в границах человеческого сердца и заставляя папу или маму говорить о чем-то взрослому ребенку требовательно и настойчиво. А возможно, это действительно желание доминировать и диктовать свою волю. Тогда, к сожалению, не избежать ни конфликтов, ни взаимного отторжения.

Смириться перед истиной

Бывают, однако, и ситуации, в которых уже родители должны быть послушны своим детям. Я не говорю об удовлетворении детских капризов, когда это фактически некий детский шантаж по отношению к взрослым.

Послушание детям должно носить характер послушания здравому смыслу или истине Божией. Например, в одной очень хорошо знакомой и близкой мне семье на вопрос отца: «Кто в семье главный?» — дети всегда отвечали: «Папа». И вдруг однажды младшая дочь говорит: «Бог». Папу сначала ответ потряс, а потом и обрадовал. Через несколько дней он за что-то ругался в семье, и тут девочка опять ему говорит: «Тихо, Бог запрещает ругаться!». И папа замолчал, потрясенный еще раз, — послушался, хотя и не совсем церковный человек.

В таких ситуациях не нужно обрывать ребенка: какое, мол, ты право имеешь противоречить, — а нужно помнить, что истина, особенно истина Хрис­това, неизмеримо выше любой человеческой правды и любого человеческого авторитета. И поэтому если ребенок тебе говорит об этой истине, ты должен просто смириться и сказать: да, ты прав, а я ошибся. И для ребенка это будет очень хорошим уроком — не надо бояться потерять здесь свое лицо, наоборот, ты его сохранишь. А иначе ты вступишь в противоречие с тем, с чем в противоречие вступать нельзя. И тогда уже ребенок будет иметь все основания тебя не слушаться, не уважать — или не уважать закон Божий, что еще страшнее.

Источник: 

eparhia-saratov.ru



 Orphus