Главная

Вы здесь

Михайло-Архангельский храм г. Уштобе

Наружный вид Михайло – Архангельского храма на сегодняшний день. 20 февраля 2010г.

Начало становления Каратальского района относится к 1928 году, в составе Алматинского округа Казахской АССР. До образования Каратальского района, его будущая территория входила (1924-1928) в состав Талды-Курганского уезда, Джетысуйской губернии, Киргизской АССР, переименованной в 1925 г. в Казакскую АССР. Образование Каратальского района, произошло в рамках ликвидацией всех губерний Казахской АССР, при которой территория АССР была разделена на округа и районы. Образование современного Каратальского района, как отдельной административно-территориальной единицы, обусловлено строительством Турксиба, в ходе которого была построена железнодорожная станция Уштобе - будущий районный центр.25 ноября 1926 года Политбюро ЦК ВКП (б) приняло постановление: «Признать первоочередными из всех представленных Госпланом работ общесоюзного значения постройку Семиреченской железной дороги, соединяющей Сибирь и Среднюю Азию. Строительство Турксиба началось 3 декабря 1926 года. В отличие от Беломорско-Балтийского канала, других строек «сталинских пятилеток», Турксиб был поистине всенародной стройкой, где трудились рабочие, инженеры, техники, строители и служащие многих национальностей. Сюда командировались специалисты и хозяйственники, опытные партийные и комсомольские работники со всех концов Советского Союза. Своим образованием, как известно, Каратальский район обязан Турксибу. Именно с началом строительства в 1928 году магистрали века, как тогда называли Туркестано-Сибирскую железную дорогу, в Каратальскую долину пришла новая жизнь. Первыми жителями Уштобе были местные казахи и строители Турксиба, русские и украинцы Поволжья и центральных областей РСФСР, многие из которых были высланы. 1 мая 1930 г. заканчивается строительство по соединению северного и южного участков Туркестано-Сибирской железной дороги и открывается сквозное движение по этой дороге.

В 1937 году началась насильственная депортация корейцев из Дальневосточного края СССР в Казахстан и Среднюю Азию; в Алматинскую область (главным образом в Каратальский район и поселения по линии Турксиба) депортировано более 4100 хозяйств. Были депортированы и представители других народов. В Каратальский район, в годы репрессий, направлялись ссыльные поселенцы; в их числе, на станции Уштобе, отбывали ссылку епископы Макарий (Кармазин) и Порфирий (Гулевич). 17 марта 1935 года Особое Совещание при НКВД приговорила Владыку Макария к ссылке в Казахстан сроком на пять лет. В тот же день по решению того же Особого Совещания при НКВД к пяти годам ссылки в Казахстан была приговорена и Раиса Александровна Ржевская. В 1937 году к ссыльным присоединился высланный из Симферополя епископ Порфирий (Гулевич). Владыки проводили тайные богослужения с участием самых близких и проверенных людей. Проживали по ул. Деповской, 20. Епископы жили очень замкнуто, мало общаясь со внешним миром, пребывая в постоянной молитве и богомыслии. Иногда тайно на дому совершали божественную Литургию. 1937 года епископ Порфирий и епископ Макарий были арестованы. Обвинены в том, что они «проводили антисоветскую пропаганду и дискредитировали Советскую власть, а также поддерживали связь с контрреволюционными элементами, систематически получая от последних материальную помощь». Виновными себя не признали.1 декабря 1937 года епископ Порфирий (Гулевич), епископ Макарий (Кармазин) и двоюродная сестра владыки Макария Раиса Александровна Ржевская постановлением тройки УНКВД Алма-Атинской области были приговорены к смертной казни. Расстреляны 2и 3 декабря того же года. Причислены к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском соборе Русской православной церкви в августе 2000 года.

О первой общине верующих на станции( так в то время называлось) Уштобе мало что известно, так как открыто проявлять себя христианином в то время было опасно. Но со «Сталинской оттепелью» во время Великой Отечественной войны, когда верующим разрешили молиться и открывать храмы, появляются первые сведения о общине верующих людей на ст. Уш-Тобе. Так в архиве храма находятся некоторые документы, где верующие собираются для молитв и к ним приезжают священники.

Так в 1947 году 27 февраля благочинный о. Григорий Якуничев, настоятель молитвенного дома г. Талды-Курган в своем рапорте на имя архиепископа Николая (Могилёва), ходатайствует об открытии прихода на станции Уш-Тобе.

Также упоминается в летописи храма настоятель мол/дома г. Уш-Тобе некий о. Иосиф Захаров; так им подано первое прошение на имя архиерея на постройку мол/дома.

1947 год май месяц. На имя настоятеля мол/дома ст. Уш-Тобе - священника Михаила Савостина пришла телеграмма от архиепископа Николая (Могилева) Казахстанского, следующего содержания: « Москва утвердила регистрацию вашего прихода, порадуйте верующих, призовите помощи, оплатить дом отсутствием средств помочь не можем. Архиепископ Николай.» ( Видимо речь идёт, о том, что общину зарегистрировали официально).

8-ого июля 1947 г. найден договор о покупке дома по ул. Турксибская №12. В нём указано, что хозяин дома (из самана) Левченко Иван Тимофеевич, продал свой дом Церковной общине верующих, в лице настоятеля о. Михаила Савостина за 50.000 (пятьдесят тысяч) рублей. Дом этот находился в плачевном состоянии, но верующими он был приспособлен под молитвенный дом. Кстати Церковная община сразу же подала заявление на регистрацию этого дома под молитвенный дом.

1947 год 10 марта письмо старосты, архиепископу Николаю, о том, что ввиду того, что некоторое время на ст. Уш- Тобе нет своего настоятеля, просят дать совершать богослужение некоему Игумену Михаилу (Попов Фаддей Васильевич), на что благочинному Талды-Курганского мол/дома о. Григорию Якуничеву приходит телеграмма с Епархии, где о. Михаилу не разрешено служить в Уш-Тобинском мол/доме, т.к. он не зарегистрированный.

1947 год октябрь месяц. С 30 октября этого года, согласно переписки, настоятелем Уш-Тобинского мол/дома назначен о. Григорий Якуничев.

Также об этом говорят следующие факты:

Согласно письму от 25 декбря 1947 года о. Григорий получает письмо от благочинного церквей Талды-Курганской области от Священника Леонида Виноградова.

Далее находится письмо, адресованное священнику Леониду Виноградову благочинному, от настоятеля Уш-Тобинского мол/дома о. Григория Якуничева, датируемое 31 декабря 1947 год.
Далее в документах находится отчет о.благочинному священнику о.Леониду Виноградову от настоятеля Уш-Тобинского мол/дома священника Григория Якуничева, датируемый 16 марта 1948 года.

1948 год. За март, июнь, август подтверждено, что настоятель Уш-Тобинского мол/дома – о. Григорий Якуничев, согласно переписки с Епархией и благочинным.

1949 год. Также за февраль, март до июля месяца настоятелем Уш-Тобинского мол/дома является священник Григорий Якуничев и документально подтверждено, что он являлся благочинным (видимо в это время). Так на имя о. Григория в Уш-Тобе приходит письмо от Игумена Михаила (вышеуказанного), где о. Григорий приглашает игумена послужить с ним на Архистратига Михаила, небесного покровителя Уш-Тобинского мол/дома. За январь месяц 1949 года находится прошение в епархию, о том, что староста храма просит Владыку Николая благословить на служение (на некоторое время ) некоего иер.Михаила (дословно), а в случае возвращения о. Григория Якуничева к службе последнего не допускать. На что Владыка Николай пишет, что если о. Григория не допустят до служения, он поставит вопрос о закрытии прихода. Видимо произошел какой-то конфликт! (авт.)

Кстати об о. Григории известно, что 1946 году он был настоятелем, мол/дома г. Талды-Курган, и являлся благочинным. А с октября 1947 года он числится настоятелем уже Уш-Тобинского мол/дома. О дальнейшей судьбе, о. Григория ни чего не известно.

1949 год. За июль, ноябрь, декабрь месяцы согласно переписке упоминается новый настоятель Уш-Тобинского мол/дома священник Иоанн Алексеев.

1950 год. Согласно опять той же переписки настоятелем, мол/дома Уш-Тобе, является уже протоиерей! О. Иоанн Алексеев. О нём, к сожалению, мало что известно. По всему видно, что настоятелем он был не долго и его быстро перевели.

1951 год. Обязанности настоятеля, вышеуказанного, мол/дома исполняет о. Стефан Пичин. Так, например, приходят письма на его имя, от настоятеля Иоанно-Богословского мол/дома г. Талды-Курган, благочинного священника Николая Шерстнёва.

1952 год. Письмо, датируемое 18 февраля, утверждает настоятелем о. Стефана Пичина. При нём собираются документы на ремонт молитвенного дома, в связи с тем, что здание пришло в негодность, и не вмещает всего количества прихожан, желающих молиться.

«Весной 1951г. в саманных стенах молитвенного дома образовались трещины и дом стал опасным для совершения в нём богослужения, и посему по инициативе Уполномоченного по делам РПЦ при Совете Министров Казахской ССР тов. Вахменин с разрешения Каратальского Райисполкома в июне 1951г. была создана комиссия, которая признала, что дом по своей ветхости и другим техническим недостаткам, опасен для дальнейшей эксплуатации и требует немедленного капитального ремонта.

Каратальский Райкомхоз составляя проект на ремонт мол./дома установил, что капитального ремонта без нарушения стен ,в виду ветхости произвести нельзя, а посему и нашел сделать необходимым расширение продольных стен в ту и в другую сторону по 1,5 метра. В этом стиле и был составлен проект и смета на расширение мол. Дома.
Указанный в п.5 прект утверждён председателем Облкомхоза тов. Исмагуловым .

15 июля 1951г. все документы, касающиеся реставрации мол.дома были доставлены церковным старостой Теплых в Алма-Ату и сданы лично Уполномоченному по делам РПЦ в Казахской ССР товарищу Вахменину, который обещал дать ответ не позднее 1 августа 1951г.»
Но далее происходит следующее: Созданная комиссия при Каратальском Райкомхозе осматривая здание старого мол/дома, приходит к выводу, что легче произвести новую постройку на территории, купленной верующими и даёт добро на эту постройку.
«Потеряв всякую надежду на получение результата от тов. Вахменина и принимая во внимание, что заготовленный нами материал ( в особенности саман) в осеннее и зимнее время подвергнется порче, решили приступить к строительству нового здания, для каковой цели обратилисьв отдел Каратальского Райкомхоза, предварительно согласовав этот вопрос с Управлением Епархии, которое обещало нам отпустить ссуду на строительство и добиться согласия Уполномоченного тов. Вахменина.

Райкомхоз сделав нам разбивку места на том же участке старого молитвенного дома, разрешил нам приступить к строительству по плану, составленному им и утверждённому 13.09.1951г. «К Застройке Молебного Дома в пос. Уш-Тобе». План этот подписал зав.Комхозом Прозоров и техник Зеленов, с приложением печати, что мы и приняли за документ, дающий нам право на строительство мол.дома, на основании чего и было приступлено к строительству.»

И начинается постройка Нового, мол/дома, за которую о. Стефана переведут впоследствии в г. Чимкент. Кстати в выстроенном Новом, мол/доме службу начинают вести с праздника Входа Господня в Иерусалим. Храм построен за рекордно короткий срок- 8 месяцев. Приходу обошёлся в 60.000 рублей, половину из которых, а именно 30.000 рублей, выдает Епархия на условиях ссуды.

Успев прослужить в Новом мол/доме 2 месяца, для прихода начинаются тяжкие испытания, которые растягиваются, приблизительно на год. Храм судят, и хотят отобрать у верующих.

«Актом комиссии при участии техника Каратальского Райисполкома тов.Ли П.С. и техника Т-Курганского Горинвентаря тов. Югай В.С. вновь выстроенное здание было принято в эксплуатацию.
На основании чего 10 апреля 1952г. церковный совет начал проводить богослужения, а старый молитвенный дом приспособить под квартиры притча и строжки, произведя в нем ремонт, с возведением внутри 2-ух капитальных стен и прочих технических приспособлений ,что и было сделано.

Два месяца продолжалась служба в новом мол/доме, а 4 июня приезжает Уполномоченный по делам РПЦ Каз.ССР тов. Вахменин и осмотрев вновь выстроенное здание приспособленное под мол/дом, а старый мол/дом под квартиры притча и сторожки, за отсутствием настоятеля мол/дома, обратился к церковному старосте Теплых и приказал: « службы в новом мол/доме не производить, а перейти в старый мол/дом из которого обратно удалить возведённые поперечные стены и продолжать службу, а новый дом приспособить под квартиры причта.» Письменного распоряжения тов. Вахменин не дал, а поручил проделать это Каратальскому Райисполкому.

Каратальский Райисполком дерективой своей от 5-ого июня 1952г.№489 категорически запретил нам службу в Новом мол/доме и производить перестройку старого мол/ дома под квартиры причта, мотивируя это тем, что постройка Нового мол/дома и перестройка старого-сделана(якобы) самовольно без разрешения местной власти.

Цель КаратальскогоРайисполкома для Церковной Общины становится Ясной: отобрать вновь выстроенное общиной здание в коммунальное хозяйство, поместить в нем одно из учреждений общественного характера и впоследствии поставить вопрос о закрытии и старого мол/дома, как немогущему быть в такой близости ( 5 метров) к общественной организации. Осуществление настоящего предположения будет рассматриваться как явное нарушение ст.124 Сталинской Конституции.

5 июня сего года(1952) богослужение совершается нами под открытым небом в ограде молитвенного дома.»

Эта выписка из заявления Церковного Совета Уш-Тобинского морл/дома в Талдыкурганский Облисполком. Открывшееся судебное дело с подачи тов. Вохменина приобрело угрожающий вид, для простых верующих людей. Каратальский НарСуд выносит следующий приговор, здание построено без разрешения Уполномоченного тов. Вохменина и подлежит передачи на безвозмездной основе коммунальному отделу Каратальского района. Церковная община этот приговор не признает и подает жалобу в Кассационную Судебную Коллегию, описав опять всё дело до мелочей. В дело вмешивается Архиепископ Николай(Могилев) и составляет в кассацию своё архиерейское свидетельство, где в частности приводит следующее (перепечатано дословно!):

«В 1947 году в пос. Уш-Тобе была законно оформлена и зарегистрирована православная община верующих, которая для молитвенных целей приобрела по ул. Турксибской № 12 саманный дом. Этот дом и земельный участок при нем были Райкомхозом официально закреплены за общиной, на что у последней имеются документы. Означенный молитвенный дом впоследствии был найден технической комиссией непригодным для эксплуатации, о чем имеются соответствующие акты у Уполномоченного по церковным делам, при Совете Министров Каз.ССР тов. Вохменина и вРайкомхозе. На основании сего акта тов. Вохмениным было дано общине разрешение на капитальный ремонт этого дома.

Община же верующих нашла лучшим это здание приспособить под квартиры, а молитвенный дом построить новый на этом же закреплённом за общиной земельном участке. Райкомхоз признал это решение верующих справедливым и разрешил им эту постройку, выдав все нужные для этого законные официальные документы. Епископская Канцелярия по просьбе верующих на эти ремонтно-строительные работы отпустила взаимообразно ссуду в 30.000 рублей. Молитвенный дом был построен и принят в эксплуатацию, а старый приспособлен под квартиры. Не только состава преступления, но даже нарушения законов со стороны общины верующих здесь нет и потому распоряжение тов. Вохменина- о прекращении службы в Уш-Тобе является чересчур строгим, а решение суда об отнятии выстроенного молитвенного дома в Мунфонд в интересах Райкомхоза совершенно неверным. Все церковные дома, приобретаемые общинами за деньги или выстроенные являются коммунальными – значит и этот построенный дом коммунальный, к чему же решение суда о зачислении в Мунфонд? Построен он по официальным документам соответствующих органоввласти на закреплённой за общиной земельном участке. И община по принадлежащему ей праву должна им пользоваться в своих церковных целях. Советское правосудие безусловно оградит законные права общины верующих п. Уш-Тобе.

25 июля 1952 год Архиепископ Алма-Атинский и Казахстанский Николай (Могилёв)
(печать и подпись дорогого Владыки)»

Но Кассационный Суд счел приговор Каратальского НарСуда справедливым, и тоже настаивает на этом приговоре и оставляет его в силе.( Видимо не без давления тов. Вохменина- авт.)

Доведённая до отчаяния Церковная Община на этот раз подаёт жалобу в Верховный Суд Казахской СССР. Допуская отчаяние на листах, которое видно из следующих строк:

«Мы приступили к строительству молитвенного дома, и выстроили затратив на это дело 60.000 рублей.»…

«НарСуд Каратальского р-на своим решением от 4-ого июля 1952 года постановил отобрать у нас выстроенное молитвенное здание, как незаконно выстроенное»…

«В решении говорится, что Райкомхоз незаконно передал общине под строительство земельный участок. Никакого земельного участка Райкомхоз нам не отводил, строительство производилось на закреплённом за нами участке (1947 году).»…

«Облисполком выносит решение новый дом приспособить под квартиры причта, а в старом производить богослужения; НарСуд постановляет совсем отобрать здание; Поселковый Совет запрещает старое здание, обращенное уже под квартиры приспосабливать к службам; а Уполномоченный тов. Вохменин совсем не разрешает служить. Получается какая-то неразбериха!

Все знали о строительстве нового дома и не возражали, а когда выстроили- ОТОБРАТЬ! Замечательно!

«Мы подавали Кассацию в Т-Курганский ОБЛСУД, но и ОблСуд отказал нам, не постаравшись вникнуть в суть дела, при чём ОблСуд уже молчит о незаконном отводе земельного участка и пр., а приводит к решению довод « не было разрешения на строительство от Уполномоченного т. Вохменина»- тогда ,,как Уполномоченный в таких вопросах даёт только согласие, а разрешение это – право местных властей.

Общине верующих г. Талды-Кургана Уполномоченный тов. Вохменин выдал разрешение построить жилой дом для причта в церковной ограде. Община выстроила, а местная власть не только запретила это строительство, но и предлагает выстроенное снести.

Получается: в Уш-Тобе отобрали у верующих дом, потому что, разрешила строительство местная власть , а не Уполномоченный т.Вохменин ; а в Талды-Кургане отбирают, потому что разрешил Вохменин, а не местная власть.- ВСЁ это достойно только Крокодила. (Наверное имеется ввиду юмористический журнал ) досл.

«Просим во имя справедливости восстановить наши права на выстроенное здание и на пользование им по закону дабы нам не беспокоить этим делом лично дорогого тов.Сталина.

15.08 1952 г. Староста: Теплых

Секретарь : Шилов (имеются подписи)


И на этот раз Господь смягчает сердца «сильных века сего» и постановлением определяет судебное дело прекратить: ««Все споры касающиеся установления, изменения и прекращения право на временное земельное пользование, разрешаются в административном порядке и судебным органам неподведомственны.
ОПРЕДЕЛИЛО:

Отменить решение Народного суда Каратальского района от 4-ого июля 1952 года и определение Талды-Курганского Областного Суда от 8-ого августа1952 года и дело производством прекратить за неподведомственности дела суду.

Член Верховного Суда: Председательствующий Момутов, члены: Бодельбаев и Гительман.»

Дело «утрясает» как видно из документов Владыка Николай, он пишет срочную телеграмму на имя Церковного старосты Теплых, чтобы тот грамотно составил просьбу на имя тов. Вохменина, с просьбой помилования простых людей и разрешении проводить богослужения в Новом мол/ доме. Всю вину чтобы взял на себя настоятель Пичин.
Ниже приводится это заявление:

« Церковный Совет Уш-Тобинского Молитвенного дома, возглавляемый и руководимый настоятелем м/д священником о. Стефаном Пичиным, приступая к строительству Нового молитвенного дома, заверил церковную общину, что постройка дома им производится на основании плана и имеющихся документов законно-оформленных.

Члены церковной общины будучи уверены в правдивости заверений своего настоятеля, приняли горячее участие в постройке Нового молитвенного дома, как материально, так и физически….

Когда Новый дом был построен, настоятель мол/дома о.Стефан Пичин открыл в нём богослужение, а старый мол/дом начал переоборудовать под квартиры причта.

Всё это время церковная община была уверена в том, что как постройка Нового мол/дома и переоборудование старого под квартиры причта, делается вполне законно, т.к. за всё время строительства и уже 2 мес. службы в Новом дому, как со стороны местных властей, так и других органов , не было предъявлено никаких претензий к мол/дому, тогда, как приезд Ваш в пос. Уш-тобе 4 .06 сего года открыл нам глаза, и мы узнали, что постройка Нового молитвенного дома и переоборудование старого под квартиры причта, Церковным Советом произвелся самовольно, без Вашего на то разрешения.

Таким образом, мы, члены Церковной общины, большинству из коих от 60 до 80 лет, лишены возможности выполнять свои религиозные обряды не только в Новом мол/доме, но и старом, т.к.в первом запрещено молиться, а последний перегорожен и скреплён тремя капитальными стенами, благодаря которым и держится от своей ветхости и не пригоден для богослужения.

Основываясь на вышеизложенном, мы, нижеподписавшиеся члены церковной общины, осмеливаемся обратиться к Вам, глубокоуважаемый Степан Романович с покорной просьбой: будьте милосерды и великодушны к нам старикам, дайте нам возможность спокойно дожить несколько оставшихся последних лет до своей смерти, Разрешите нашей Церковной общине использовать вновь выстроенный дом- под молитвенный дом, а старый мол/дом за его ветхостью , приспособить под квартиры причта; принимая во внимание, что Церковная община не повинна в нарушении закона о строительстве Молитвенных зданий, а виновные в данном строительстве уже понесли заслуженное наказание.

10 октября 1952 года.
К сему просители : всего подписали 372 человека
Секретарь мол/дома: Шилов(подпись)»

Но Уполномоченный не отвечает на прошение верующих, т.е. молчит, а службы так и не разрешены. Верующие опять принимают отчаянный шаг, скорее всего с благословения Архиепископа Николая.

Далее приводится заявление председателю Верховного Совета СССР тов. Швернику, от Уш-Тобинского Молитвенного дома, где в частности сказано всё вышеизложенное.

«…нам удалось добиться справедливого решения, и это здание нам было возвращено. Однако, Уполномоченный по делам РПЦ Каз.ССР тов. Вохменин, всё же продолжает упорствовать и не даёт нам согласия совершать богослужения в новом здании . Это привело к тому, что вот уже около 5-ти мес., мы не имеем возможности совершать богослужения, что идёт в разрез ст.124 Сталинской Конституции.

Копии этого заявления были поданы 1) Председателю Верховного Совета СССР тов.Швернику; 2)Уполномоченному по делам РПЦ при Совете Министров СССР тов. Карпову; 3) Святейшему Алексию, патриарху Московскому и всея Руси (Симанскому).

На что 10.12.1952 г. на имя Церковного Совета получена телеграмма с Москвы , текст приводится подлинно: «Ваше заявление и телеграмма по вопросу здания молитвенного дома получена и необходимые указания даны Уполномоченному Совета, тов. Вохменину.» 9 декабря 1952 год .

Член Совета по делам РПЦ при Совете Министров СССР (Иванов) (подпись), за номером №2149 от 10.12.1952 год.

На этой телеграмме заканчивается это судебное дело, по всему видно, что в храме стали совершать богослужения. А виноватых наказали, т.к. лучше одному пострадать, чем весь приход наказать и оставить без храма. О. Стефана лишают регистрации в пос. Уш-Тобе , и Владыка Николай в этом же году переводит о. Стефана ан служение в г. Чимкент.

Фотография строительства молитвенного дома при пос. Уш-тобе 1951 год.
Второй справа настоятель о. Стефан Пичин.

1953 год. Некоторое непродолжительное время настоятелем Уш-Тобинского мол/дома был о. Николай Шерстнёв (настоятель и благочинный Иоанно-Богословскогомол/дома, может только исполнял обязанности некоторое время?авт.). Потому что в архиве храма находится письмо, где верующие просят Владыку вернуть им о. Стефана Пичина обратно в Уш-Тобе, т.к. досл.« О.Стефану, в связи с болезнью ног не подходит тот климат, это видно из письма» видимо батюшка переписывался с приходом, а своего настоятеля не было.

На этой фотографии о.Стефан Пичин с прихожанами Михайло-Архангельского мол/дома.

С 1953 года по 1956 год настоятелем Уш-Тобинского мол/дома числится некий протоиерей Тарасий Шитиков. При нём увольняют, по распоряжению Уполномоченного тов. Вохменина – старосту Теплых, который вёл судебные дела Церковного Совета с По-сути дела, с тов. Вохмениным, о том, чтобы верующим разрешили молиться в их же молитвенном доме. Очередная жертва этого «безбожного режима». Кстати, по судебному делу над Церковной общиной ст. Уш-Тобе о постройке Нового мол/дома были пострадавшие простые граждане, так например -председатель Райкомхоза Каратальского района тов. Прозоров и техник Югай были осуждены на 6 месяцев тюремного заключения.

На этой фотографии настоятель о.Стефан Пичин с прихожанами Михайло-Архангельского мол/дома, в Новом выстроенном молитвенном доме.
Троица 1952 год.

Далее документы утеряны и лишь в 1967 году упоминается очередной настоятель священник (к сожалению имени не известно) Томасов. Это видно в основном из переписки с Епархией.

По рассказам старых верующих нашего храма, принималась очередная попытка в 60-ых годах ( видно при так называемом «хрущёвском гонении»-авт.) отобрать у верующих Новый молитвенный дом и отдать его под детский сад. Приходила комиссия из Райкомхоза Каратальского района, они ходили и планировали, где у них будет ясельная группа, а где столовая и т.д…

Какими правдами отстояли очередной раз свой храм верующие – останется в истории, но видно одно, что Господь благоволил быть на сем месте храму, и любая попытка « одолеть вратами адовыми» сей благословенный клочок земли, осталась лишь очередной попыткой!

Остальные исторические данные остались преданием, т.к. документы были уничтожены безалаберным и халатным отношением сторожей и печников. Однако в памяти людей жив настоятель- иеромонах Алексий Кожевников( 1913-1970гг.), при нём был достроен притвор к молитвенному дому. Похоронен на городском кладбище г. Уш-Тобе.

Об остальных отцах-настоятелях ничего не известно, лишь некоторые имена, в частности о. Василий Козлов был в промежутке между 1967 по1975 гг.

А приблизительно в70-ых годах в настоятельское служение вступает о.Николай(Будняк), впоследствии игумен Гавриил. Батюшка был строгого нрава не только к людям, но и к себе. Много молился, был постником. В годы перестройки много совершал милостыни, до сих пор верующие помнят, как он закупал продукты и на саночках вёз и раздавал людям, особенно малоимущим. Приходили и дети из местного Детдома, он их всегда жалел и кормил. Своё пастырское служение он совершал до 2001 года.

В 2001 году был отправлен на покой и в этом же году почил о Господе.

С 2001 по 2005 гг. настоятель священник Алексий Сажин.

На фотографии о.Николай (Будняк) с прихожанами, на праздник Успения Божией Матери. 1975 год.
(на обороте указана дата)

С августа 2005 года указом Его Высокопреосвященства, Высокопреосвященнейшего Мефодия Митрополита Астанайского и Алматинского, назначен новый настоятель священник Андрей Сухоруков, который является настоятелем на сегодняшний день. О положении дел храма можно привести следующее: «Ко времени моего назначения храм много лет не ремонтировался и документов на храм (здание) и землю не было, на храме протекла крыша. Все прилегающие постройки находились и сейчас находятся в аварийном состоянии. Первым моим действием как настоятеля был сбор средств на ремонт крыши. Летом 2006 году силами народа нам удалось поменять полностью стропила и крышу. На новый сухой лес было положено оцинковочное железо. С этого же 2006 года я взялся за документы. Начали собирать документы практически с нуля. С земельным актом было потрачено много времени, более двух лет. Получили мы акт на право временного безвозмездного пользования землёй сроком на 5 лет. Начало срока считается с 1 апреля 2008года. Был восстановлен технический паспорт, и все эти документы прошли регистрацию в местном органе Юстиции.

Внутренний вид храма.
Февраль 2010г.

Электропроводка в храме была снаружи стен, было видно, что она повреждена. Очень много было нареканий и выписано уведомлений от пожарной охраны и РЭС. Электропроводка во всём храме была полностью заменена. После этого внутри храма был сделан ремонт и храм выбелен водоэмульсионной краской. В прошлом году, в алтаре храма, был сделан особый ремонт. Стены обшили гипсокартонном, отлевкасили, и выкрасили водоэмульсией. В доме священника сделан внутренний и наружный ремонты. Требуется замена крыши. На сегодняшний день работ предстоит ещё очень много.»

Адрес: 041000, Алматинская область, г. Уштобе, ул. Турксибская, 12

Тел.: (72834) 2-53-45