Поэтическое наследие отца Михаила

06.09.2010

Отец Михаил родился 3 декабря 1936 г. в селе Урджар Семипалатинской области в семье рабочего. После окончания семилетней школы поступил в Алма-Атинский строительный техникум, по окончании которого в течение 22-х лет работал электриком в различных организациях. В 1978 г. стал служить алтарником в Никольском соборе г. Алматы. 19 марта 1989 г. в Неделю Торжества Православия был рукоположен во священный сан и спустя месяц назначен настоятелем в г. Текели Талды-Курганской области.

Отца Михаила называли подлинно народным батюшкой. Чистой искренностью своей веры, благим образом жития он привлек в лоно Матери-Церкви много заблудших. Оставив по послушанию столичный град, он пришел со благовестия в Текели – районный центр Талды-курганской области, и возжег там светильник церковной жизни. За короткий срок воздвиг каменный храм, устроил церковно-приходскую школу, организовал милосердно-попечительское служение в больнице и доме престарелых. За усердное служение Святой Христовой Церкви был удостоен права ношения набедренника и камилавки, а 14 марта 2005 г. – палицы.

Отец Михаил рано овдовел и после смерти жены полностью посвятил себя Богу. Своимим руками возводил стены храма, всегда исправно служил, много времени уделял общению с прихожанами. В последний год его жизни, несмотря на болезнь, каждый день приходил в храм, много молился.

Отец Михаил обладал поэтическим даром, писал стихи.

В данном сборнике «Господь – Свет мой и Спасение мое» опубликована часть поэтического наследия о. Михаила – священника и поэта.

Зря кукушка, кукуя, пыталась
Сколько лет проживу угадать –
Мне в наследство от Бога досталась
Жизнь вечная и благодать.

* * *

Молись тогда, когда беда,
А если нет беды –
За хлеб, который Бог подал
И за глоток воды.

За каждый воздуха глоток,
И солнца светлый луч,
И неба синего клочок
Среди еловых туч.

Тогда, когда тебя бранят,
Злословят или бьют,
Когда тебе смертельный яд
В стакане подают.

Молись на утренней заре,
В вечерний тихий час,
Свой возвышая ум горе,
И кайся каждый раз.

И за своих молись врагов,
Не закрывай уста,
И будешь ты среди сынов
Спасителя Христа.

* * *

Отче наш, открой свои объятья
И щедрот, и милостей твоих,
Нас избавь от смерти и проклятья,
Не лиши сокровища благих.

Господи, взыщи твое наследие,
Собери рассеянных овец,
Там в тумане дней тысячелетья,
Вездесуще любящий Отец.

Не предай нас области забвенья,
И во власть губительных страстей.
Дай нам плач и слезы умиленья
По великой милости Твоей.

Боже наш, прости народ беспечный,
Пусть твои рассеются враги,
И огонь любви святой и вечный
В сердце человеческом зажги.

Ты приди, наш Пастырь и Хранитель,
Дни и ночи молимся подряд,
Ты – один единственный Спаситель
На Тебя надеющихся чад.

* * *

Молиться мне всегда любезно,
Хотя мне часто говорят,
Что Бога нет, все бесполезно,
Кто умер, тех не воскресят.

Однако должен я заметить –
Весьма опасен ложный путь,
И перед Господом ответить
Придется нам когда-нибудь.

Я не искал себе кумира,
И с болью в сердце я взирал,
Как на кресте Спаситель мира
За наши души умирал.

Его завет хранил я свято,
Хотя грехами уязвлен.
За грех земля была проклята,
И человек был обречен.

* * *

Светлой памяти митрополита Иосифа

Ушел от нас он в лучший мир,
Неоценимая утрата.
Он был по сути командир,
Но в чести правого солдата.

Он жил, трудился и служил
Во имя истинного Бога.
С надеждой вечною почил,
Как снег чиста его дорога.

Взывая к памяти о нем,
Сказать я должен откровенно:
Он был немеркнущим огнем,
Который светит вдохновенно.

Владыка был угодник Божий,
Его покорнейший слуга,
А я свидетель, как прихожий,
Его мне память дорога.

Он был святой хранитель чести,
Хотя с юродством иногда,
И дух любви и правды вместе
В нем сочеталися всегда.

В сердцах людей он пробуждал
Прекрасных чувств благоволенье,
Он никого не обижал,
Имея ум и дух смиренья.

Для нас он был учитель верный
И добрый пастырь и отец,
Его поступки и примеры –
Как идеальный образец.

Я был его духовным чадом
И часто слышал его речь,
Он и теперь со мною рядом,
Чтоб от греха меня сберечь.

* * *

Нет, не лгу, я рад вам очень,
Мои духовные друзья,
За то одно лишь, между прочим,
Что также мыслите, как я.

Как я, вы ждете воскресенья,
Усердно молитесь Христу,
Дай Бог вам силы и терпенья,
Душевный мир и чистоту.

Когда печаль тебя тревожит,
Смятенье, скорбь и теснота,
Ты только верь, и Бог поможет,
Ведь Он – Любовь и Доброта.

О милосерднейший Христе,
Твое мы помним уверенье,
Когда страдая на кресте,
Ты обещал нам дать спасенье.

И мы едиными устами,
Единым сердцем, всей душой
Хвалить и славить не устанем
Высокий крестный подвиг Твой.

* * *

Стою на земле, где родился Христос,
Всем сердцем своим ощущаю,
Как будто и я здесь родился и рос,
И каждую пядь ее знаю.

Пути и дороги, где хаживал Он,
Места, где усердно молился,
И сад Гефсиманский, гора Елеон,
С которой к Отцу возносился.

Течет предо мною святой Иордан,
Совсем не великое диво,
Но этой водою крестил Иоанн,
Свой долг исполняя ревниво.

Здесь голос пророка звучал, как набат:
–От гнева бежать не пытайтесь!
Великий и бедный, богатый и раб,
Покайтесь, покайтесь, покайтесь!

Приблизилось царство, в котором живет,
И всеми, кто в нем, обладает.
Та Правда, которую Бог бережет,
И светом ее освещает.

Вот здесь в Вифаваре, где тихий утес
Стоит одиноко, как странник,
Явился народу впервые Христос,
От Бога небесный Посланник.

Свой голос возвысил пророк Иоанн,
И молвил народу Креститель:
– Вот Агнец, который от Бога вам дан,
Сей Агнец – Христос и Спаситель.

Явился с небес, чтобы грешных спасти
От смерти и власти вампира.
Пришел, чтобы в жертву Себя принести
За грех и спасение мира.

Народ с умилением слушал о Нем,
Сказал Иоанн, продолжая:
– Он Духом вас будет крестить и огнем,
А я лишь завет исполняю.

И вот к Иордану направился Он,
К пророку решил обратиться:
– Чтоб правду исполнить и Божий закон,
Я должен теперь покреститься.

– О, праведный Боже, – воскликнул пророк,
– Тебе у меня ли креститься,
Когда недостоин ремень я у ног
Твоих развязать наклониться?

Нот кротко Спаситель ответил ему,
Горе возведя Свои взоры:
– Тебе эта честь надлежит одному,
Оставим теперь разговоры.

Когда Он, безгрешный, крестился в воде,
Небесные силы взывали:
– Ты Свят еси Боже всегда и везде,
И должен креститься едва ли.

Холмы преклонились, исправился дол,
Разверзлись небесные своды,
И Дух в виде голубя с неба сошел,
В реке освятилися воды.

И голос Отца, как раскатистый гром,
С небес раздавался, глаголя:
– Сей Сын Мой Возлюбленный, Славный
И в Нем Моя благодатная воля.

И все в этом мире на миг замерло,
Земля прекратила движенье.
Небесное Солнце на землю сошло,
И душ, и сердец просвещенье.

И будто растаяло сердце землян,
Рассеялась тьма вековая,
И вспять покатился Святой Иордан,
Небесную власть прославляя.

Безлюдная степь, тишина, все молчит.
Хоть сколько вы слушать старайтесь,
Лишь слово Спасителя в сердце стучит:
– Покайтесь, покайтесь, покайтесь!

* * *

Мое утешенье и отрада
Молитва умная без слов,
И храм святый, и звон колоколов,
И Патриаршая награда.

* * *

Когда бы часто мы молились
И призывали благодать,
Тогда бы мы не постыдились
На суд пред Господом предстать.

* * *

Богородице Мария,
Преблагая наша Мать,
Твое имя вся Россия
Будет вечно ублажать.

Ты – родительница Спаса,
Всех живущих на земле,
Покровительница наша,
Прибегающих к Тебе.

Пойте Матери Царице
Песнь новую мою!
Пойте, люди, пойте, птицы,
Пойте, ангелы в раю.

Будем Господу молиться,
Славу Божью умножать.
Будем вечно мы в молитве
Матерь Божью ублажать.

* * *

Из тьмы греховного ада
Возвысил я голос свой:
«Не взыщи, не суди – не надо,
Господи, Боже мой».

Призрев и болезни, и стоны,
Собравшись с остатками сил,
Молясь на святые иконы,
Я Бога усердно просил:

«Боже, спаси меня грешного,
Я на болоте стою.
В мире, для истины тесного,
Истину славлю Твою».

Я волю Твою разумею
И грешный усердно молюсь,
Расслаблю пред Господом шею,
Христу до земли поклонюсь.

Я часто молился ночами
И слезы ронял у икон,
Встречая в руках со слезами
Молитвенный утренний звон.

Припаду на колени долу.
Не подумайте: это жест.
Поклонюсь Трисвятому Престолу,
Принимая Спасительный Крест.

И нету на свете дороже,
Нет имени выше Христа.
Прости меня, Господи Боже,
Тебя величают уста.
Декабрь 1988 г.

* * *

Больно мне, когда молюсь я в храме,
Мысли мне покоя не дают –
Что в грядущем времени над нами
Совершится страшный Божий суд.

Ты прости, прости меня, о Боже,
Согрешил я тяжко пред Тобой.
Дух греха всегда меня тревожит,
И влечет повсюду за собой.

Никогда я прежде не молился
И святых икон не почитал,
Пил вино, с друзьями веселился,
На пирушках время коротал.

Все проходит в жизни безвозвратно,
Не вернуть уже минувших дней.
Окропи росою благодатной,
Погаси огонь моих страстей.

Нет следа утраченной надежды,
В сердце плещет горечь через край,
Где возьму нетленные одежды,
Чтобы мне войти в заветный рай.

Я такой же грешник, как и прежде,
Но все время думаю о том,
Как бы мне с молитвою в надежде
Примириться с Господом Христом.

И порой, когда в тоске истошной,
Вспоминаю прошлое, как сон,
Я стою в молитве полуночной,
На коленях плачу у икон.
Сентябрь 1987 г.

* * *

Люблю порядок в храме
И дух его люблю.
Еще когда с хорами
Я Господу пою.

Когда звучит стихира
Молитвенно вполне,
Когда Спаситель мира
Благоволит ко мне.

Блаженная истома
От головы до ног,
Когда молюсь я дома,
И в нашем доме Бог.

* * *

Я по духу христианин,
И секрета в этом нет:
У меня лежит в кармане
В Царство Божие билет.

И как будто бы в чудесной
Сказке я рожден на свет,
Даже близким неизвестный
Замороженный поэт.

Что же делать, коли нищий,
Я и духом и добром,
У меня за голенищем
Блещут пятки серебром.

От того, что я копаю
Или что-нибудь кую,
Хлеб насущный добываю,
В муках Бога познаю.

Сам себя за все ругаю,
Что не сдержан, хамовит,
Что друзей не понимаю,
Если сердце закипит.

Что лечил себя я болью,
Помня заповедь Христа,
Посыпая раны солью,
Чтоб душа была чиста.

Все, за что я не хороший
У прохожих на виду,
Пред Тобою шапку сброшу,
На колени упаду.

И пускай весь мир смеется
Надо мной, что я молюсь.
Пока сердце мое бьется,
Я Тебя не постыжусь.

* * *

Люблю я Русь, ее просторы,
Полей бескрайность, запах трав,
Ее леса, озера, горы
И тишину лесных дубрав.

Но счастлив я не тем, что я славянин,
Не тем, что я родился на Руси,
А тем, что я по духу христианин,
Что Бога я о милости просил.

Что я вставал с молитвой спозаранку,
Душой и телом Богу преклоняясь,
Что я оставил шум мирской и пьянки,
И суету житейскую, и грязь.

* * *

Создатель

Не ты ли создал, Бог Премудрый,
Земное тело из частиц
И лес зеленый златокудрый
Во свете утренних зарниц?

Громады гор, бугры, лощины,
Вершины горные в снегах,
Ручьи, что рвутся на равнины,
Стремглав несущиеся в бегах,

Под сенью девственных лесов,
Где бродят робкие олени,
И говор птичьих голосов
Звучит, теряясь в отдаленьи.

В долине уж река струится,
Куда течет, не знаю сам.
К разливам, может быть, стремится,
И воедино слившись там,
Подобной станет небесам.

Все это мне ли не знакомо?
Благословляю от души
Поля, болота, луг зеленый
И воздух, влагой напоенный,
Парящий в голубой тиши.

Твои творения – прекрасны,
Они чудны, как дивный сон,
И стрелы молнии ужасны,
И в небе рыкающий гром.

Красы таинственной полны
Светило древнее дневное
И бледный тихий свет луны,
И звезд мерцание ночное,

И птиц кричащих хороводы
По берегам озер и рек,
И зверь лесной – дитя природы,
И царь природы – человек.

* * *

Все когда-то мы родились,
И когда-нибудь умрем.
Если Богу не молились,
В рай тогда не попадем.

И хотя это не ново,
Что бы не было, молись,
Воскресение Христово –
Это Сила, это Жизнь.

Почему же так беспечно
Мы относимся к себе,
Если ключ от жизни вечной
В нашей собственной судьбе?

Поднимите ваши очи,
Посмотрите в небеса.
О, Святый и Правый Отче,
Наша Гордость и Краса.

* * *

До зари до утренней в ночи
За окном в саду мятутся тени,
Зажигаю дома три свечи,
Становлюсь молиться на колени.

И еще как будто в полусне
Начинаю хрипловатым басом,
И сверчки мне вторят при луне,
Головы склоняя перед Спасом.

Сад покрылся словно серебром,
В лунную порошу окунулся,
Тишина торжественна кругом,
Ни один листок не шелохнулся.

За оградой тихий ручеек
Легкую прохладу разливает,
В нем мерцает звездный огонек,
Истинного Бога прославляя.

Где-то гулко крикнула сова,
Пробуждая на сердце тревогу,
И ее заветные слова –
Это дар любви святому Богу.

Вот уже сиреневый рассвет
Рассыпает розовые блестки.
И поют молитвенно в ответ
Под окном кудрявые березки.

Первыми проснулись соловьи,
Тишину нарушили их трели,
А потом мелодии свои
Птицы стоголосые запели.

Звездочки мерцают с высока
И еще погаснуть не успели,
На востоке тают облака,
Пламенем багровым заалели.

Зори поднимаются, встают,
На душе царит блаженство рая,
Соловьи торжественно поют,
Как и я, Творца благословляя.

Вот уже последняя звезда
Утонула в океане света,
Не забудет память никогда
Этот миг божественного лета.

* * *

Горит лампадка у икон,
В избе таинственные тени.
И тихий свет луны с окон
Ложится на мои колени.

Предо мною образ Твой,
К Тебе с молитвой обращаюсь,
Стою с повинной головой
И сокрушенным сердцем каюсь.

И мысли голову теснят,
Терзают тяжкие сомненья:
Что суд настал, меня казнят
За все недобрые свершенья.

Умом испытываю ад,
Но в подсознании, как прежде,
Иные мысли говорят –
Не умерла еще надежда.

И поднимаюсь я опять
Из мрачной мысленной могилы,
И начинаю повторять:
– О Боже крепкий, дай мне силы.

* * *

Твердят ученые смутьяны
Что мы потомки обезьян.
Но хочешь – верь или не верь –
Ведь обезьяна все же зверь.

У них нет совести и чести,
Нет лицемерия и лжи,
Они не знают правил лести,
И не пускают в ход ножи.

Молитва – дар великий Божий,
И им нельзя пренебрегать,
Но с обезьяньей, глупой рожей,
К ней неуместно прибегать.

Когда бываю на погосте,
То убеждаюсь снова в том:
Мы в этом мире только гости,
А там, на небе – вечный дом.

* * *

Я верил Богу всей душою,
И потому Его искал,
Искал с надеждою большою,
Чтоб Он помощником мне стал.

Чтоб доказать, что верен в малом,
С крестьянским кирзовым лицом
Служил при церкви подметалом,
Потом назначен был чтецом.

Еще усердней стал молиться,
Прилежно делая дела,
Меня Небесная Царица
В священный сан произвела.

И крест дала мне Матерь Божья,
Она сказала: Вот возьми,
Иди туда, где бездорожье,
Где Света нет, его зажги.

Зажги в сердцах, что к жизни вечной
Мой Сын и Бог определил,
Чтоб в этой жизни скоротечной
Он Богу правдой послужил.

Иди мой раб, мое веленье,
Надеюсь, ты исполнишь в срок,
С тобой мое благословенье,
Иди, как ангел, как пророк.

И я пошел, не зная броду,
Куда велела Божья Мать,
Стал проповедовать народу,
О Боге правду возвещать.

О том не думая, что будет,
Проблемы острые решал,
Трудился сутками по будням,
А в праздник службу совершал.

И с авторучкою в кармане,
В руках лопата или лом,
Я, как бездомные цыгане,
С народом строил Божий дом.

И так лопата за лопатой
Песок и глину я кидал,
С утра до ночи, как горбатый,
Своей спины не разгибал.

Казалось все, конец, готово,
Что мой иссяк источник сил,
Но я вставал на утро снова
И снова кирпичи носил.

И вот однажды ненароком
Великолепный храм предстал,
Из кирпичей, дверей и окон
Вдруг куполами заблистал.

Тогда я сел на серый камень,
И вдруг, заплакал, не стыдясь,
Своими хрупкими руками
Стряхнув с ладоней пыль и грязь.

* * *

Когда умру, и прах мой в землю ляжет,
Мой друг, а может быть и враг,
Пусть каждый, кто придет к могилке, скажет:
– Дай Бог ему святых небесных благ.



Татьяна (-) 10.09.2014

Дай Бог ему святых, небесных благ.

Ульяна (-) 08.11.2010

Царство небесное батюшке...

Александр (-) 28.10.2010

Вечная память батюшке Михаилу.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
КАПЧА
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.
 Orphus