«Отдыха здесь не полагается»

27.07.2017

Святой афонский книжник преподобный Никодим Святогорец (1749—1809) известен в России давно, — известен и любим. Вся его жизнь — это книги. В молодости приняв монашество, он вместе с монашеством принял послушание собирать, редактировать и издавать святоотеческие писания. Его книга «Невидимая брань» и сегодня служит духовным учебником для православных России и всего мира. Наверняка вы уже читали её, но мы дерзаем напомнить вам отдельные мысли святого Никодима, ибо премудрость от повторения не притуп­ляется. Кто-то, наверное, посчитает, что святой говорил языком трудным и малопонятным… Что ж, и в этом есть свой смысл: «Невидимую брань» нельзя читать влёт, глотая страницу за страницей. Это книга не для быстрого, но для вдумчивого чтения, её следует читать понемногу, неспешно разматывая клубки сложновыстроенных фраз, — только тогда мудрость её ляжет вам на ум и на сердце.

† Ко всякому своему делу отнюдь не мешкай приступать, потому что первое недолгое мешкание приведёт тебя ко второму, более долгому, а второе — к третьему, ещё более долгому, и так далее. Вкусив однажды сладости неделания, начнёшь ты любить его и желать паче делания… Страсть ничегонеделания до того овладеет тобою, что ты даже и сознавать перестанешь, как это ни с чем не сообразно и преступно.

† Порядок, в каком надобно бороться с врагами своими и поборать свои злые пожелания и страсти, есть следующий: войди вниманием в сердце своё и исследуй тщательно, какими помыслами, какими расположениями и пристрастиями оно особенно занято и какая страсть наиболее господствует над ним и тиранствует в нём; потом против этой страсти прежде всего и поднимай оружие и её побороть старайся. На этом и сосредоточь всё внимание и заботу, с одним только исключением: когда поднимется другая какая страсть случайно, то ею следует тебе тотчас её прогнать и потом опять обращать оружие против главной своей страсти.

† Вот восстанет на тебя князь преисподних диавол с полчищами бесов своих и начнёт разжигать страстное в тебе влечение, уговаривая притом тебя перестать бороться с сею страстью и покориться ей, уверяя, что так будет лучше и покойнее. Но прислушайся: в то же время должен слышаться тебе и с десной страны остерегательный и воодушевительный глас, который Ангел твой Хранитель не преминет внушать тебе, говоря: «Ныне предлежит тебе брань с твоею страстью и другими врагами твоими. Не устрашись, и не убойся, и не убегай от страха сего с поля брани. Ибо Сам Господь Иисус, Архистратиг твой, стоит близ, окружённый тысяченачальниками и стоначальниками Безплотных и всеми сонмами Ангелов святых, готовый споборать тебе против врагов твоих».

† Если иной раз восчувствуешь такое сильное восстание греховное, что тебе покажется, будто уж и устоять против него не можешь, то смотри, брате мой, не опускай рук, но встрепенись и стой твёрдо. Это вражеская уловка, помыслом о безнадёжности подсечь само противостояние и заставить, сложив всякое оружие, отдаться в руки врагов.

† Уразумей, возлюбленне, что так как многовидная фантазия есть изобретение и порождение диавола, то она для него премного вожделенна и пригодна к погублению нас. Святые отцы справедливо называют фантазию мостом, чрез который душеубийственные демоны проходят в душу, смешиваются с ней и делают её ульем трутней, жилищем страшных, злых и богопротивных помыслов и всяких нечистых страстей, душевных и телесных.

† Враг может играть душою твоей, как мячиком, перебрасывая внимание от одного воспоминания на другое и под ними шевеля пожелания и страсти и держа тебя таким образом в страстном настроении. Посему и говорю тебе: бодрствуй и паче всего смотри за воображением и памятью.

† Враг усиленно старается внушить не тотчас, как замечено прегрешение, приступать к делу внутреннего очищения, а подождать немножко, — не день и не час, а немножко. Но только согласись на это, он подставит другой грех: после греха языком — грех оком и ещё каким чувством, —
а первого греха очищение поневоле уже отложишь, потому что надо прежде очистить предыдущий. И пойдёт, таким образом, отлагание на целый день, и грех за грехом наполнит душу. Вечером уже ничего не видно в душе определённого —
там шум, и смятение, и мрак от множества допущенных падений. Душа похожа на очи, пылью набитые, или на воду, помутившуюся от множества нападшего туда сора. От этого молитва вечерняя бывает неисправна. Так никогда ни на одно мгновение не отлагай внутреннего очищения, как только осознаешь за собой что неисправное.

† Сердце наше по естеству полно доб­рых расположений, но привходят страсти и подавляют их. Страсти эти не у всех равно присутствуют все; но у одного преимущественно одна, у другого — другая, которые и заведывают другими. Коль скоро ты прогонишь сию главную, все другие ослабеют и устранятся сами собой; когда же это совершится, добрые расположения, высвободясь из-под гнёта, восприимут в тебе свойственную им силу.

† На стяжание добродетелей не назначай определённого времени, говоря в себе: «Потружусь, а там отдохну, чтоб, отдохнувши, опять взяться за тот же труд». Нет, отдыха здесь не полагается. Уготовься на непрерывный труд, подвиг и борение, не допуская и мысли о послаблении их. Остановиться на пути добродетели для отдыха — значит не набираться новыми силами, а растрачивать приобретённые и расслабляться; а это то же, что возвращаться вспять или что разорять с трудом устроенное.

† Как на войне видимой иной раз случается вступать в схватку с отрядом, где командует сам главнокомандующий, а иной раз — с таким, которым управляет простой офицер, так бывает и в духовной брани: не всегда борет главная страсть; иной раз она вместо себя выставляет своих пособниц, и с этими в иное время приходится чаще иметь дело, чем с тою. Но одерживать победу и в этих случаях лежит на тебе долг не меньше, чем в первом.

Источник: 

pravpiter.ru



 Orphus