90-летний юбилей отметила почтенная прихожанка Казанского прихода города Ушарал

28.11.2016

Почти вековой юбилей отметила наша самая почтенная прихожанка. В прошлом году Марии Константиновне Карловой исполнилось 90 лет! Она до сих пор вычитывает положенное молитвенное правило и помнит все церковные праздники. 

С недавних пор старается не держать посты. «Старается не держать» - это не ошибка автора. Садясь за стол, возраст волей-неволей приходиться учитывать. Зато спеть может так, что не отличишь от клиросного пения любой из наших певчих. Смущенно улыбнется – «уже не могу, как раньше».

Многие думают, что в годы Советской власти верующие если и остались, то только в больших городах – там ведь и церкви действовали, хоть не в таком количестве, как до 1917 года. Однако и в Учарале, с закрытием в 1930 году православного храма, прихожане не перестали ими быть. Потихоньку собирались в так называемых «моленных» - обычных домах, где в специально выделенной хозяевами комнате, где никто из них не жил, молились на сберегаемые иконы. Так, в доме Марины Герасименко, собиралось порой до 60 человек! В общине было 3 «штатных» чтеца. В 1990 году вновь открылась Православная церковь, верующим вернули здание, где в годы Советской власти действовал детский кинотеатр «Октябренок». Мария Константиновна – самый активный участник второго рождения нашего храма.

- 7 апреля собрался полный зал этого кинотеатра, - вспоминает Мария Константиновна. – Почти все уже знали, что здание нам все-таки отдали. Надо было начинать приходскую жизнь. Мы и начали ее с нуля. Здание надо было капитально отремонтировать, сделать алтарь, создать все внутреннее убранство…

О бывшей когда-то здесь церкви не напоминало ничего – четыре стены и крыша, на обнесенной старым забором территории. Несколько икон и богослужебных книг – вот и все, чем в 1990 году располагал Храм Казанской иконы Божией матери в тогда еще Учарале. Дом, где позже стали жить настоятели, стоял полностью пустой – и когда решится проблема с батюшкой, вернее его отсутствием, было неясно.

На упомянутом, без преувеличения историческом собрании, начались первые шаги – и было ли легче нашим современникам чем строителям храма в Уч-Арале в ХVIII веке – это еще вопрос. Старостой выбрали Григория Танцерева. На его плечи легла хозяйственная часть. Мария Константиновна взвалила на себя остальное. Кому из них было тяжелее – это еще один вопрос. К примеру, для официальной регистрации, необходимы были не менее 20 ее членов. Но если среди полного зала радующихся восстановлению православного Храма все были готовы внести хотя бы какую-то денежную сумму, то огромной очереди из желающих быть официально внесенными в списки православной общины почему-то не образовалось.

Когда список составили, встала следующая проблема. Батюшке православного прихода в тогда еще Андреевке, регулярно ездить на службу в Учарал было весьма затруднительно. Мария Константиновна отправилась в Алма-Ату. Владыка, архиепископ Алексей Кутепов поставил учаральский приход на учет и пообещал при первой возможности помочь с настоятелем. Однако существовать без священника учаральцам пришлось целый год. Чем все бы закончилось, остается только гадать, но Мария Константиновна взяла дело в свои руки. Под ее руководством шли службы. Клирос пел то, что полагается. На церкви не было купола и креста и было неясно, откуда их взять. Но жизнь началась! В церковь ходили люди. Жертвовали деньги. Помогали, чем могли.

У Марии Константиновны дел было невпроворот, и перечислить все заботы нет никакой возможности. Иногда она оставалась ночевать в церкви. Зимой замерзший замок порой приходилось отогревать спичками. Прихожан становилось все больше, а церковной литературы – несколько книг. Молитвы переписывали от руки, иногда обыкновенные школьные тетрадки с молитвами дарили близким. С соответствующими подписями «на добрую память», как сейчас мы дарим книги.

В 1991 году в Учарал приехал первый священник. С той поры и по сей день в нашем храме сменилось несколько настоятелей. Все были очень разными людьми. Кто-то уравновешенный, а кто-то мог и голос повысить, и прикрикнуть. Но…

- Каждый священник что-то сделал для нашей церкви, - вспоминает Мария Константиновна. – И как определить, кто больше, а кто меньше? За эти почти двадцать шесть лет не всегда и не все было гладко, но такова жизнь!

Это сейчас в доме настоятеля есть все необходимое. Но двадцать с лишним лет назад там не было ничего, кроме голых стен. Первого священника пришлось устраивать в доме Марины Герасименко. А заодно где свое привезти, где у людей спросить хоть что-нибудь, чтобы хоть как-нибудь обставить священническое жилье.

Кстати, колонки во дворе священника возможно никогда бы и не было, если бы не Мария Константиновна. Как-то раз она рассудила – как же в церкви без воды? Во всем Учарале она не нашла специальной техники, спецавтомобиль пришлось вызывать из Талдыкоргана. А потом всю зиму следить, чтобы батюшка не забыл спустить воду…

Светская власть в помощи не отказывала - хотя особо и не навязывалась. Многие знают Клавдию Васильевну Власенко, бывшую в то время государственным чиновником, а позже – директором школы имени Н. Крупской. Она немало сделала для нашего прихода. Несколько раз уголь для отопления здания церкви выделяли воинские части и погранотряд. Но в основном, конечно же, то, что мы видим сегодня – дело рук простых прихожан и настоятелей.

Наш клирос, оказывается, образовался достаточно давно и состав его практически не менялся. Мария Константиновна иногда подсказывала певчим тонкости церковного пения – оно ведь в корне отличается от исполнения эстрадного! В конце концов, дабы не беспокоить ее по любому вопросу, женщины пошли на маленькую хитрость. Собравшись у нее дома, попросили спеть одно, другое, и тайком записали пение на кассету. Потом «крутили» кассету туда-сюда. Слушали. Учились. И, хотя знающий толк в церковном пении вряд ли поставит им пятерку, попробуйте представить литургию без нашего клироса!

Когда священники стали жить в Ушарале постоянно, забот у Марии Константиновны ничуть не убавилось. Отпала надобность вести службы, но зато надо было следить за тем, чтобы батюшка ни в чем – или почти ни в чем – нужды не испытывал. При отпеваниях, к примеру, хорошо если священнику помогает дьякон. Но а если их в принципе в Ушарале не было никогда? Помогала им незаменимая Мария Константиновна Карлова. Хоругви, до сих пор висящие в храме она сшила собственноручно – благо по профессии швея.

К ней шли люди. Когда не было настоятеля, и когда он уже был, но к нему еще не привыкли, не познакомились. Спрашивали совета, задавали вопросы. Приобрести иконку, свечки или крестик – тоже к ней. Благо у нее это всегда было, а в церкви, не в воскресный день можно было и не найти никого.

Спрашиваю у Марии Константиновны, почему сейчас, когда уже больше двух десятилетий церковь действует «в обычном режиме», можно совершить любые требы, а службы не только по субботам и воскресеньям, но и во все праздники, людей в Храме очень мало. На порядок меньше, чем в советское время и каких-то десять лет назад.

- Старики один за другим умирают, или сейчас им столько лет, что и по своему двору пройти нелегко, - ответила она. - А ведь пожилые, или, скажем так, уже пожившие на свете составляют сейчас костяк прихожан православной церкви. И не только в Ушарале. Но, если - даже на службу пришли два-три человека, это уже хорошо. Ведь даже среди них, как сказано в Писании, незримо присутствует Господь…

Автор: 

Вадим Береговой



 Orphus